Век Дракона, 9:37 — 9:41

Ходят слухи, что...
Король Ферелдена мертв, однако иные утверждают, что он активно обхаживает Наместницу Киркволла.
Видимо скоро Ферелден либо расширит свои границы, либо сменит правителя.

СЮЖЕТПРАВИЛАКЛАССЫРОЛИГОСТЕВАЯ

    Натаниэль Хоу

    Серые Стражи ждут не дождутся своего бывалого лучника.

    Изабела

    Королеву морей ждут товарищи в Киркволле и еще не разграбленные сокровищницы.

    Дориан Павус

    Лучшие усы Тедаса ждут приключения в Тевинтере и Инквизиции!

Добро пожаловать
на Dragon Age: Trivius!

система игры: эпизодическая

рейтинг игры: 18+

Подслушанное:

- Ее зовут Бешеная. Это кличка. Не прозвище
- Лето. Кличка. Не время года. То есть и время года, но не сейчас, сейчас только кличка.
Эдлин и Гаррет

- Я тут новая экстренная помощь, пока мой отряд со всем не разберется.
- Я тут старенькая не экстренная проблема.
Эдлин и Гаррет

В этом были они все - если бы Мариан сама сейчас не сказала, где они, то он бы сам спросил. Семья на первом месте: они всегда вместе, они всегда встанут друг за друга, если потребуется, а как показала практика, требуется очень часто.
Гаррет Хоук

Каждый разговор по душам, даже самый неуклюжий, стоило закончить утопая в выпивке.
Карвер Хоук

Мальчик, больше двадцати лет, боится произнести в слух хоть какое-то слово. Однако, если не сказал бы ничего, то просто бы расплакался, а это было бы еще хуже. Все-таки он маг огня, а не маг слез.
Гаррет Хоук

Вздох. Хотелось плакать, но какой толк в слезах? Ее никто не защитит, никто не позаботится. Потому что это она должна заботиться, это она должна защищать свою семью.
Мариан Хоук

Отец был магом, но при этом спокойно защищал семью. Гаррет тоже должен. Должен, только вот что-то не получается.
Гаррет Хоук

Ты был собой, за это нет смысла извиняться.
Мариан Хоук

- Потому что ты страшный.
- Это я старший?!
- Ты что, старший?
- А, ну да, я старший.
очень бухие Алистер и Гаррет

Максвелл поднял взгляд зеленых глаз на Каллена. Что было в этом взгляде больше – горечи или решимости, трудно сказать. – Ты прав. Я забыл, кто я есть. Я плохой Инквизитор. И, видимо, все же плохой брат, – глубокий вздох. Признавать свои ошибки было тяжело, но Тревельян умел это делать.
Максвелл Тревельян

– Демоны будут петь вам что угодно, командор. Только вам решать, повторять ли их песнь.
Солас

– Демоны, немного заговоров, предательства, что-то там с магией крови, еще целая куча дерьма и я, – проходя в кабинет, ответил на вопрос Гаррет, который был задан не ему. Но он его слышал и был оперативнее в этом вопросе, чем рыцарь-капитан, так что ответ засчитан. – Выбирай, что больше нравится.
Гаррет Хоук

Что мы имеем? Долговязый парнишка с палкой в руке, что раскидывает своих врагов направо и налево, что даже разбойница залипла, наблюдая за его магическими фокусами (в Хайевере маги бывали всего пару раз), здоровенный воин, который просто сбивает своим щитом врагов, подобно разъяренному быку, и ведьма, которая только одним видом своих обнаженных грудей убивает мужчин. Ну или взглядом. Ей даже ее коряга не нужна.
Эдлин Кусланд

Слуги переглянулись и лишь незаметно пожали плечами. Правители Ферелдена частенько играли другие роли, и уже за столько лет все привыкли.
Эдлин Кусланд

– Выглядишь просто отвратительно, – тактичность, Карвер, ты вообще знаешь такое слово?
Карвер Хоук

Сам Гаррет бы скорее всего попытался подойти ко всему с юмором.
– И в чем стена виновата? Неужто это она вероломно набросилась на простынь? – С которым у тебя, Карвер, тоже не очень. Может, шутка и была бы забавной, если бы ты не произнес ее таким убитым тоном, болван.
Карвер Хоук

– Забираю свои слова, – мельком глядя на зеленоватого духа, который все еще бездействовал. – Ты весьма милый.
Гаррет Хоук

– Я не произнесла и половины заклинания. Конечно же ритуал не подействовал. Покойники совершенно не хотят возвращаться к загробной жизни и не пугать живых в свободное время, –
Мейллеонен Лавеллан

Dragon Age: Trivius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » Двенадцать лет кошмаров


Двенадцать лет кошмаров

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

— 9 Волноцвета, 9:42 —
http://funkyimg.com/i/25Zgj.png

Скайхолд, Тень
Каллен Резерфорд, Солас

Некоторые демоны отличаются чудовищной настойчивость. Но этим демонам не повезло увязаться за чудовищно упорным храмовником.

+1

2

Те демоны, не ставшие богами,
Шептали из гробниц своих подземных,
Искусом наполняя слух людской
― Погребальные песни 5:11

Дышать становилось все тяжелее. Он брел по пояс в грязной, мутной воде, держа над поверхностью свой меч. Храмовничьи доспехи тяжестью своей утаскивали на дно, все промокло и замедляло его, но надо было идти вперед. Там, на берегу, среди темной зелени, пугающей своими переплетенными лианами, был кто-то, некто, кому требовалась помощь. Его надо было спасти, необходимо, от этого зависит не только его жизнь, но и все. Что именно это "все", Каллен не ведал. У него не было времени задумываться, ведь каждое мгновения промедления могли стоить кому-то жизни.
Туман обволакивал его, лаская клубящимися завихрениями потную шею, влажный лоб, изрезанные колючками кустарника щеки. Соленый воздух напоминал о Рваном береге, но откуда соль на болоте? В нос ударил острый, резкий запах какой-то то ли кислоты, то ли... разложения, гнилого мяса, овощей, листвы. И медь. Кровь.
Прикрыв рот и нос ладонью, он сощурил слезящиеся глаза, вглядываясь в черноту леса, где ждал спасения некто. Крики не прекращались, а, казалось, становились сильнее, и он наконец расслышал, что кричали. И кто кричал.
- Эви! - резко дернулся вперед, но тело не двигалось. Бросив взгляд на руки, увидел, как они обвиты лианами, и тащат, тащат его вниз, заставляя выпустить меч, заставляя отбросить от себя щит. А по шее его гладит вовсе не практически осязаемый туман, а острые когти демона, пышущего страстным желанием сожрать его с потрохами, что слизывает и кровь, и пот с ран, кои оставляют его болезненные ласки.
- Я могу дать больше, - шептал демон на ухо таким чарующим, мягким голосом, от которого волна возбуждения накрывала с головой, но что-то не давало Каллену остановить борьбу. Крики ли, рвущиеся из груди любимой, или то, что он не собирался поддаваться на эти ставшие почти привычными провокации его снов?
- Мне не нужно, - прохрипел, пытаясь поднять меч, который тут же обвила чья-то покрытая язвами и вскрывшимися гнойниками рука, заставляя опустить. Тягучий, скрипящий, ленивый голос демона праздности сковывал его бессилием.
- Ты устал. Сделал так много, хочешь отдохнуть? Так ляг, перестань бороться. Для чего ты идешь дальше? Там нет ничего, что нужно тебе.
- Нет, - упрямо процедил Каллен, почти не ощущая, как демон желания впилась зубами в его шею; вскрикнув, попытался отодрать назойливого паразита, как болотистая вода вспыхнула огнем, поглощая его, и громогласный голос, искрящийся неподдельной яростью завопил:
- НЕНАВИСТЬЮ СОЖГИ ВСЕХ ИХ, СОЖГИ, МОЙ ПРЕДАННЫЙ СЛУЖИТЕЛЬ!
И все запылало.

И он проснулся.
Дыхание сперло; едва смог найти в себе силы вдохнуть достаточно, чтобы не захлебнуться свежим воздухом, не сравнимым с тем, что был в кошмаре. Резко сев, тут же мазнул себя ладонью по шее; ощущения были слишком ярки, чтобы игнорировать возможные последствия. Глаза чуть расширились, потому что на пальцах осталась кровь. Ее было немного, он мог и сам себя расцарапать во сне, а могло что-то попасться на кровати, может, он вчера поранился перед сном, когда пытался избавиться от так беспокоящей Эви щетину... Судорожный вздох; сжав пальцы, пристально, напряженно осмотрелся. Пустая постель, пустая комната. Он не на болоте близ Хоннлита, где потерялся мальчишкой, и давно не в Ордене. Сглотнул, положил ладонь на грудь, потер, пытаясь избавиться от щемящего беспокойства. Кошмары становились реальнее. Страшнее. Раньше демоны пусть и приходили, но по одиночке, не пытаясь атаковать его разом, словно раздирая на части. Раньше кошмары не вмешивались в реальность.
Каллен нервно хмыкнул. Возможно, он придумывает себе. Возможно, ему просто привиделось то, что хотелось видеть. А, возможно, у демонов на него какие-то планы.

Через час он, кое-как пригладив встрепанные кудри, шагал в сторону комнаты Соласа. Эльф-отшельник был лучше всех осведомлен о Тени, духах и демонах, и, скорее всего, мог бы помочь разобраться: кошмары это, которые хотят разрушить его жизнь, или ему стоит привязывать свои руки к телу, дабы не навредить себе во сне. Каллен слышал о подобных "инцидентах" от храмовников, которые стали излишне привязаны к лириуму, принимали его более двух или трех десятков лет, сходили с ума и утверждали, что расчесали себя до крови и мяса не потому, что у них чесотка от нехватки и ломки, а потому, что под кожей жуки откладывают омерзительные личинки.
Предварительно постучав по двери, Каллен выждал мгновение, вошел. Скупо кивнул, заменив этим приветствие. Кажется, уже все в Скайхолде зазубрили: Резерфорд просто так никуда из своей башни не выходит. Только по делу. Или с одной "инквизиторской кузиной", что на данный момент усердно им отрицалось.
- Солас, - как-то нервно выдохнул имя мага, - у меня есть пара... вопросов относительно демонов. Есть время?

+1

3

Скайхолд был наполнен жизнью, шумный, активный, как большой живой организм и эльф находится в самом его сердце. Даже ночью что-то происходит. Но меньше, намного меньше. И эльф этим пользуется. Он может пойти спать в любое время, а вот рисовать у него получается только в спокойной тишине, которая опускалась на замок только ночью. Вряд ли через его ротонду пройдет какой-то зевака через несколько часов после вечерней трапезы или крайней маловероятно что Инквизитору или кому ещё приспичит дернуть эльфа по делам на трудом конец Тедаса. А даже если приспичит, это происходило крайне редко. Да и в любом случае только ночью он могу получить дозу спокойствия, которая днем прерывалась бы шумами за дверью и общей суматохой.

Он уже подготовил новый участок стены под фреску, в голове даже роились варианты того, какими цветами можно её напомнить и сколько раз придется выехать за пределы замка за новыми компонентами для красок, но пока он был всем доволен. Минут сорок к ряду мужчина сидел на верху своих импровизированных лесов, расчерчивая верхнюю часть наброска, поверх которого потом ляжет краска. Вокруг него валялись небольшие наброски и несколько больше, почти с целый холст бумаги валялись на полу. И, наверное, с самым спокойным взглядом, что только был у эльфа за все время он сидел мерно водя острым и очень твердым угольком, больше напоминавшем спицу по стене. В таком виде его и застал командор.

Не было сомнений, что это командор, даже не смотря на то, что эльф даже не повернулся к нему, поначалу продолжая свое дело. Эльф видел его краем глаза да и этот скромный стук точно мог быт только у одного предствителя Скайхолда из тех, кто может ходить по замку в ночи. Это было даже интересно. Командор не часто сворачивал в ротонду эльфа. Да и эльф на деле не особо горел желанием помогать в сфере, которой занимался военный начальник. Было даже немного удивительно, что Каллен пришел не за этим.

- Конечно, - кивнул Солас, доводя одно из движений карандаша, после чего отвел руку от стены, - присаживайтесь. - Киквая на единственный диван, что был в этом скромном месте добавил эльф. - Какие вопросы вас мучают даже посреди ночи, командор?

+1

4

Запоздало и весьма отрывисто устыдившись такому вторжению, Каллен понял еще одну вещь: за стенами глубокая ночь, и он ворвался в чужое жилище так, словно его дело было важным. В каком-то смысле, так и было, но это не повод влезать в личное пространство, докучать тем, с чем он сможет справиться... еще пару лет, в лучшем случае, десяток. А что, если в следующий раз он не проснется? Если рука разожмется и отпустит меч, а грязная болотистая вода забьет глотку, пока демоны рвут на части его душу?
Сглотнув, нервно дернул уголком рта, направившись к предложенному месту. Бегло выхватил взглядом, что Солас также не спешил смыкать глаз, а был занят росписью стен. Если бы его не тревожила давлеющая реальность, в которую его вырвали внезапно и с немалой болью жуткого сна, он мог бы и внимательнее присмотреться к каждой детали, попытаться разгадать ее смысл, суть, символизм, но не сегодня.
- Я прошу прощения за такое... вторжение, - опустив "позднее", чувствуя себя неудобно из-за попытки разобраться в той области, где не особенно был силен, протяжно вздохнул, укладывая ладони на колени. Пусть он и умудрился влезть посреди ночи в легкий вариант своих доспехов, но перчатки не взял. "Всегда наготове", даже если опасность стоит ждать исключительно от его головы.
- Мне снятся кошмары, - решил начать с конца, но голос звучал неуверенно и напряженно, - как и всем, думаю. Но это продолжается уже... более десяти лет. С того момента, как я оставил службу в ферелденском Круге.
Неприятная тема, которую он не хотел бы поднимать. Особенно в разговоре с магом. И сейчас, посмотрев на Соласа, Каллен вновь ощутил бремя бытия храмовников: он словно влез в старую одежду, о которой почти забыл, которую почти хотел выбросить, но вдруг понял, как хорошо она сидит, как влитая, как вторая кожа.
- Но это неважно, - вдруг как бы отмахнулся, нахмурился, посчитав, что слишком акцентирует внимание на глупостях. Всем снятся кошмары, что тут такого? Пусть краем сознания Каллен и понимал, как это неправильно, если каждая попытка заснуть сопровождается иллюзиями, от которых невозможно отдохнуть.
- Последние становятся излишне... реальными. Я знаю, что одержимыми могут стать не только маги, но обычно это один демон, - кажется, от недосыпа мысли командора стали такими же отрывистыми, как и внимание. - Могут демоны как-то... влиять на меня изнутри?

+1

5

Поначалу эльфа просто заинтересовала тема, которую поднял командор. Просто потому что он был не обычным слушателем по этому вопросу, во всем остальном многие приходили спросить у Соласа подобные вопросы. Не просто же так он был экспертов по Тени для инквизиции, это было только на руку, если кто-то интересуется сам, может быть потом совершат меньше глупостей. Но когда командор начал говорить дальше, эльф немного насторожился. У него даже немного дернулись кончики ушей, после чего он отложил карандаш.  В конце концов, у него было много дней, а точнее ночей, на то, чтобы закончить эту фреску, а командор пришел к нему вот так первый раз. 

- Когда почти был уничтожен Круг на озере Каленхад? - чуть нахмурив брови, уточнил отступник. Он видел эти события в тени, он помнит какая рана была оставлена тени в тот момент, сколько демонов прорвались через завесу и сколько магии пролилось не на те цели. Все события Мора вообще чудовищно ярко отобразились в тени, эльф почти подневно мог расписать все события того года. Хотя, не может назвать по именам тех, кто там был. А в биографии командора эльф не был так уверен, все-таки его работа тут тень, а не промышленный шпионаж и составление рабочий резюме.

- Вы имеете в виду физически? - Чуть сощурив глаза, повернул эльф в собеседнику. Это были... ну, весьма странные вопросы для того, чтобы начать ознакомление с демонами. Очень странные. Что уж говорить о том, что командор упомянул количество демонов. Это настораживало. Сильно. - Технически это возможно, но... - но было очень много но, эльф даже не мог сказать с какого лучше начинать. - Это... я бы сказал, что обычным демонам проще сделать вас одержимым, чем устроить подобное влияние.

+1

6

"Почти уничтожен". Рука дернулась от этих слов, но теперь это не вызывало в нем таких сильных эмоций, как годы назад. Рана, оставленная восстанием Ульдреда, была глубока, пожалуй, глубже нее было лишь помутнение Мередит и взрыв в Киркволле, но те события не так явно изменили его, сломили, заставив собирать себя по кусочкам заново. Тогда-то, в Кинлохе, все изменилось куда серьезнее, чем после Киркволла. Пожалуй, тогда просто пришло понимание, что мир - его мир - не станет прежним.
- Да. Я оказался... заперт с одержимыми, - говорил тише, чем обычно. - Остался последним, кто выжил. Благодаря Адриану, то есть, Герою Ферелдена. Он вовремя пришел.
Каллен потер глаз, пытаясь отогнать слишком уж философские мысли от себя. Жест вышел до жути уставшим, словно он не спал неделю. Если бы кто сейчас спросил его, сколько он на самом деле спал, пожалуй, в ответ была бы только вымученная улыбка. Возможно, пару часов. Возможно, если считать короткие урывки дремоты, день от силы за весь этот месяц. Если бы не помощь военных врачей, лекарей и целителей, он мог давно забыть, что такое сон. Но не кошмары, о нет, это преследовало его дольше, чем можно себе представить. Вероятно, засни он спокойно, без терзаний, даже и не понял бы, что спит: настолько ночные ужасы стали частью его жизни.
А вот ответы его не устроили. Каллен видел, как Солас пытается подобрать слова, не зная точно, что устроит командора, или, скорее, сам задаваясь какими-то сомнениями, заметными по его позе, изменившейся сразу за сказанным. Пусть он и не досыпал, но глаза все еще привычно отмечали изменения в маге. Стиснул зубы, отвел взгляд. Не храмовник ты, Резерфорд, больше нет. Не следует "наблюдать и защищать" того, к кому ты пришел за помощью.
- Да, именно, - он неловко повел шеей, коснулся пальцами, словно показывая. - Это я увидел, когда проснулся.
Четыре тонкие, едва заметные, царапины, поверх которых расположился полукруг зубов. Можно было бы принять за человеческий укус, если бы не количество. Зубов или, точнее сказать, клыков у существа было куда как больше, нежели может быть даже у излишне зубастого человека.
- Сначала я решил, что как-то навредил себе во сне, - нехотя проговорил, хоть и знал, что эти слова стоит сказать, - потому как пару дней назад нашел у себя царапины на руке, а до того - порез на животе. Но вряд ли бы я смог сам себя покусать.

+1

7

То, как изменилось выражение лица эльфа после того, как он увидел укус было невозможно передать. Он уверен, что удивился не так сильно, когда зеленый столп света разрезал небо. Потому что та ситуация казалась внезапно более возможной. Эльф даже немного распахнулся рот, сгибаясь со своей возвышенности, чтобы приглядеться, из-за чего все его наброски и карандаши упали на пол. Впрочем, эльф постарался взять себя в руки. Пункт первый - ему не стоило падать с лесом, иначе это выглядело бы совсем странно. Легкими движениями Солас распутал ноги, спрыгивая и почти беззвучно приземляясь на пол.

- Командор, - все ещё хмуря брови на несколько шагов подошел отступник, пристально разглядывая укус. Он не был бы экспертом по тени, если бы с одного взгляда не мог сказать, что этот след точно демонический. - Вы хотите мне сказать, что больше десяти лет вас по ночам преследуют демоны? - Солас сам не верил, что говорил что-то такое вслух и собирается в такое поверить. Люди сдаются под давлением одного демона, иногда очень даже быстро. А тут ему рассказывали сказку о том, что один шем не давал сделать себя одержимым несколько десятков лет и не одному, а нескольким демонам?! Это просто нелепо! - И при этом вы обеспокоились только сейчас?

Эльф не знал даже, верить или нет. Он не мог отрицать того, что видел укус. К которому, кстати, уже достаточно близко подошел, очень нагло отодвигая голову и рубашку командора, чтобы посмотреть на его границы целиком, даже немного провел пальцем по краю, наверно чтобы удостовериться, что он настоящий и... свежесть? Он кровоточил так, как будто рана была нанесена час назад, не раньше. Эльф только сильнее надоумевал, хмурясь. Это не может быть правдой. Не может же?

- Вы сумасшедший? - эльф повернул голову Каллена к себе, чуть большим пальцем чуть опуская нижнее веко и глядя прямо в глаза. Если он был одержим уже, то глаза изменились бы первыми, просто почему-то никто этого не замечал. Но они были чистыми. Солас коснулся двумя пальцами лба командора, немного надавив. И вообще осматривал его так, как будто тот пришел на осмотр к медику по вопросу готовности к следующему бою. Или к безумному ученому, который увидел новый вид болезни. - Вы правда думаете, что это что-то из разряда "не важно" или "Как и всем"?!

+1

8

Будь он не так вымотан, мог бы и огрызнуться, или ударить эльфа по рукам, но раз сам пришел, то стоит терпеть. Стоически выдержав довольно странный "осмотр" от несколько непрофессионального "лекаря", если Соласа вообще можно считать за него, Каллен все же отклонился назад, дав понять, что это ему неприятно. Сложно терпеть долго, когда от каждого прикосновения будто рой ос жалит: гадкие последствия лириумного отвыкания и, конечно же, остатков кошмара, цепляющегося за его невыспавшийся разум изо всех сил.
- Пока еще нет, - все же не сдержался и довольно грозно процедил, хоть и без реальной угрозы. - Кошмары бывают у всех, это факт. Я просто привык к ним. Думал, что это не демоны, а плод моего воображения после... пережитого.
То время в магической клетке, когда демоны искушали его, когда пытались залезть в голову, в душу, в тело, вывернуть все наизнанку, предлагая все - от свободы до ублажения самых темных его фантазий, вспыхнуло размытыми воспоминаниями снова. Изобразив на лице недовольство, мужчина все же постарался не цепляться мыслями за прошлое, а сосредоточиться на том, что стоит не молчать, а сказать хоть пару слов.
- Я пережил встречу с демонами отчаяния, гнева, праздности, гордости и желания, - с некоторой задумчивостью сообщил, потирая внезапно зачесавшийся укус кончиками пальцев, стараясь сильно не расчесывать, хоть и хотелось. И, предупреждая очередной вопрос эльфа, который, как ему казалось, вот-вот сорвется с губ, добавил:
- Нет, я не ошибся. Меня натаскали определять демонов, с которыми имеешь дело. Но обычно они действуют по одиночке, не особенно любят делить территорию. А если преследуют меня, то зачем? Зачем я им сдался?

+1

9

- Конечно, - маг почти рычал на него, одновременно и хмурясь и смотря как на ошалелого. Или как на чудо природы. Вроде как если бы перед эльфом сейчас сидел летающий единорог, который считает, что он обычный фенек. - Кошмары бывают у всех, не спорю. Но не десяток лет, командор! - Эльф даже немного сбился со своей спокойной речи, звуча не совсем так, как обычно. Это либо подарок на день рождения, который Солас уже и забыл когда на самом деле должен наступить или кто-то его сейчас очень жестоко разыгрывал. Что ж, если кто-то хотел увидеть его не стандартное поведение, то, пожалуйста, вон оно. Можно теперь разгадку загадки?

Солас все-таки прекратил свой небольшой осмотр, после того, как Каллен отстранился. Просто потому что не знал, что толком искать. По крайней мере, на данной стадии он видел уже достаточно, дальше уже нужно было не только смотреть, но и как минимум применять магию. К этому, наверное, бывшего храмовнику нужно было подготовить.
- За такое время, командор, вы стали не просто территорией, вы стали победным призом, - пробурчал эльф, складывая руки на груди и немного отходя. Как будто посмотрев на него с расстояния с пяти шагов могло что-то поменяться. - Нельзя сосчитать, сколько демонов вырвалось во время того восстания в круге. Для них это было что-то вроде праздника, фестиваля, если вам так будет проще понять. - А зная то, как долго демоны могут добиваться своей цели, потому что, очевидно, у них не может произойти что-то вроде лопнувшего терпения или дальше по списку причин и поводов сдаться, Солас только больше поражался. - Вам повезло, что это были только эти демоны.

В целом. по командору все время читалось, что он со сном не в особо хороших отношениях. Проблема в том, что Солас как и, наверное, половина Скайхолда считали, что это из-за особой занятости военного начальника. Теперь же закрадывались мысли, что следствие и причины стоит поменять местами. И все-таки...
- Мне одного не понять, почему вы обратились за помощью только сейчас? Серьезно, вы же были храмовником, это... - эльф снова заблудился в словах. Возможно, ему следовало бы пойти поспать этим вечером, спокойнее был бы. - Чему вас там только учили? Маги плохие, демоны бывают разные, конец лекции?

+1

10

Каллен помедлил с ответами. Любой маг в Скайхолде недолюбливал храмовников, считая их что-то вроде монстров из-под кровати, которые в любой момент готовы напрыгнуть и усмирить любого не так посмотревшего на них. Даже не будучи в Ордене довольно продолжительное время, Резерфорд все еще ловил на себе настороженные, недовольные и порой презрительные взгляды любых с магическим даром. Судя по тому, как изменился тон эльфа, он тоже был не в восторге от храмовников, и винить его в этом Каллен не собирался. Если проблемы магов за последнее время практически целиком осветились, как и освещались ранее во всевозможных манифестах, взять того же Андерса, то о проблемах храмовников никто ничего не говорил. "У нас служат крепкие ребята", как говорил рыцарь-командор Грегор, "они не станут ныть по пустякам".
- Я обращался не за помощью, - протяжно вздохнул, утихомиривая поднявшийся откуда-то изнутри гнев. - А за ответами на вопросы. И то, чему учат в Ордене, в виду последних событий, морально устарело.
Помолчав, он все же не выдержал. Отдав половину своей жизни, если не большую ее часть, храмовничьему делу, он все никак не мог смириться с тем, чем остался Орден в сердцах и умах людей, эльфов, гномов: какая-то страшилка, кучка озлобленных насильников и угнетателей, тиранов и самодержцев, что были готовы издеваться над магами денно и нощно, без оглядки на нормы общества или какие-либо ценности. Зачастую, так и бывало, но когда ты один из тех, кто пытался сделать что-то хорошее, пытался что-то изменить, обвинения даже всех, без разбору, все равно касаются чуть глубже, чем хотелось бы.
- Нет плохих магов, есть недостойные люди, - да, это его задело, пусть и сказано было магом, но. - И среди магов, и среди храмовников всегда хватало грязи, зависело не от обучения, а от человека. Но не думаю, что вам будет интересно послушать о том, каковы демоны с точки зрения храмовника.
Он потер ладони между собой, снова ощущая покалывание в пальцах.
- По правде, - все же смягчившись, - я не был уверен, что кто-то мне сможет помочь. Прежде, чем задавать вопросы, я искал, кто на них сможет ответить. Вы мне показались подходящим. Но, если нет... - почему Каллену казалось, что поведение Соласа намекает на нечто крайне отрицательное, и помощи он тут не дождется, сам мужчина сказать не мог; возможно, все дело в обострившейся из-за бессонницы паранойи.
- Я могу идти?

+1

11

Ему не нужна помощь? Да какие ответы он ещё хочет получить? Что вообще может быть не понятного в том, что кого-то преследуют демоны? Ладно, если бы командор был не подкован в этом вопросе вообще, магов от храмовников отличить не мог бы, что уж там говорить про демонов между собой, но тут ситуация обстояла совершенно иначе. Эльф даже не знал, зачем отвечать на вопросы. Это бы не то, что как успокоительное не подействовало, без должной помощи  просто информация, которая никак и ничего не сделает. Разве что забьет голову Каллена деталями, которые даже эльфу не первые на ум приходили. А он эксперт, у него вроде как все это должно постоянно где-то витать в уме и учитываться. 
Просто было интересно, командор тупой или прикидывается? Эльф бы наехал на него ещё раз, но понимал, что это точно не будет помогать делу. Нужно было взять себя в руки, эльф уже достаточно поддался эмоциям и простому удивлению. И как раз после этого командор решил уйти.

- Что?! - снова немного возмутился эльф, распутывая руки и снова глядя на Каллена как на ошалелого. - Нет. Категорически нет. - Он тупой или прикидывается? Вопрос кажется более важным, чем как вообще командор вляпался в такую ситуацию. - Вы правильно обратились ко мне. Я, конечно, могу вливать вам тонны теории, а могу помочь, - чуть сощурив глаза ответил эльф, снова подходя к Каллену, уже не так нагло. Сон был всецело его территорией уже очень, очень давно. И по честному ало чего уже могло там эльфа удивить. Поэтому он должен был убедиться, что сейчас Каллен рассказывает все так, как есть, а не делает чудовищно правдоподобный вымысел или что-то в этом духе.

- Я должен это увидеть, - протянул эльф. Он вел себя чуточку спокойнее, но взгляд все равно был изучающий, как будто он читает новую очень интересную книгу и пытается узнать, кто убийца после того, как прочитал оглавление. - Раньше - лучше. Я бы даже сказал, лучше всего отправиться в тень прямо сейчас.

+1

12

У кого тут и было право злиться да источать желчь, так это у Каллена. Поэтому он с хмурым недоумением смотрел на беснующегося Соласа, в словах и действиях которого было то ли недовольство, что командор вообще к нему заявился с таким делом посреди ночи, то ли будоражащее желание как можно быстрее со всем разобраться. Логически можно было как-то дойти до мыслей, что эльф попросту не верит в его слова, не верит, что ему не нужна помощь и избавление от кошмаров, но вот ведь какая была проблема: Каллен легко привыкал к сложностям, считая их частью своей работы. И не желал разделять с кем-то свою ношу. Привычка хуже неволи, как говорится. Отношения с Эви учили его доверять людям - понемногу, по капле в полгода, что было уже достижением, и именно поэтому он не стал фыркать и хлопать за собой дверью, а решил довериться магу. Может, он и правда говорит так резко не только из-за исследовательского интереса и непонимания, как можно так долго "отдыхать" исключительно в кошмарах.
Во всяком случае, он даже не успел подняться, поэтому, уложив руки на коленях, смиренно посмотрел на Соласа.
- Я в курсе теорий относительно Тени, - ровно произнес, снова влезая в шкуру созерцателя. - Не только церковных, но и магических. Но мои знания не сравнятся с вашими.
Это могло прозвучать как комплимент, звучи его голос мягче, а не так, словно он рубит дрова, каждым словом отсекая еще больше щепок. Порой казалось, что Каллен вообще не способен на комплименты и похвалу, а лишь констатирует факты, однако в настоящий момент больше всего на свете ему хотелось вернуться к себе и поспать. Попытаться.
- Если же вы считаете, что практичнее будет сделать по-вашему, - пожал плечом, - сделаем по-вашему.
Казавшись абсолютно равнодушным к дальнейшему развитию событий, внутри мужчина был напряжен, натянут, как струна, готовая вот-вот порваться от давления.

+1

13

- Верно, - уже погрузившись в свои мысли отрешенно ответил Солас. Его познания в тени были намного, намного больше. Большинство сейчас живущих как будто узнают её только через щелку дверной скважины, когда эльф уже давно вышел наружу и скорее всего даже скрылся с глаз обозреваемых в этом вопросе. Командор, в меру всего церковного обучения и храмовнической чуши смотрел на неё через и с завязанными глазами. От того задача Соласа становилась не легче. Но одновременно с тем интереснее в несколько раз. Особенно если учитывать, что делать действительно обстояли так, как произнес Каллен.

Про себя маг уже все решил. Ему нужно было только собраться к мыслями и убедиться, чтобы все подготовить. Эльф отошел на несколько шагов к своему столу, поворачиваясь к нему, даже не слушая, что там дальше говорит командор, нашел на столе небольшой амулет, после чего сжимая его в руке немного провел рукой. От его пальцев пошел как будто небольшой ветерок, который волной растекся по всей комнате, почти касаясь стен. Небольшое защитное поле, на случай если все пойдет не очень хорошо. Что и по ту сторону завесы, что эльф считал маловероятным, что и по эту. Нельзя быть слишком осторожным, наверное, даже сам командор сейчас с этим согласиться. Кстати, о нем.

Солас отложил амулет, поворачиваясь к его внезапному гостю, подходя к нему в несколько шагов. Холодный уверенный взгляд, не такой спокойный, как обычно и не такой нейтральный. Эльф не подходит слишком близко, но протягивает руку, касаясь двумя пальцами лба командора и моментально погружая его в сон.
- Спокойной ночи, командор, - добавил эльф, перехватывая рукой склонившуюся голову Резерфорда, чтобы тот не проснулся или не навредил себе. Уже достаточно навредил себе своей глупостью. Маг чуть придерживая его за плечо положил его на диван. Так было безопаснее для командора, по крайней мере он спал под надзором эксперта. А ещё быстрее. Потому что не известно когда бы он смог уйти и сколько бы потребовалось эльфу времени, чтобы потом его найти.

+1

14

... Бал в Зимнем Дворце Халамширала подошел к торжественной кульминации - танцам. Графы и герцогини, лорды и маркизы разбились на пары, неспешно заполняя слаженными плавными "па" блестящий балетный паркет, отражающем все великолепие пышных, ярких, но порой совершенно нелепых нарядов орлесианской знати. Кружение за кружением, но взгляд Каллена был прикован к единственной поистине прекрасной женщине, с красотой которой не сравнится даже Императрица. Она кружила в танце вместе с Великим Герцогом Гаспаром, держась от него на почтительной дистанции, вежливо лучилась нежной улыбкой, ступала так грациозно, воздушно, будто сама была соткана из облаков. Каллен не мог удержать обожающей улыбки, которая могла стать их погибелью в этом логове отборнейших смертоносных гадюк. Словно отзвук его тихого счастья поблизости раздался скрипучий женский голос, растягивающий гласные:
- Ах, они замечательно смотрятся вместе. Девочка достойна именно такого будущего. Надеюсь, она никогда не замарает свои белые ручки работой по дому или еще какой мерзостью.
Каллен попытался посмотреть на эту гадкую женщину, но голова словно перестала слушаться. Все, что ему оставалось, это смотреть, как кружатся в танце. И слушать.
- Посмотрите на ее фигурку, - не унимался голос. - Любой мужчина отметит элегантность песочных часов. Но что сотворит с ней ребенок! Угрх, подумать противно.
Музыка взвилась, ускорилась, но танцующие будто только этого и ждали. Каллен попытался сдвинуться с места. По нутру потянуло холодком, царапающим отчаянием. Что, если герцог неспроста выбрал ее на танец?
- Знать не должна разбавлять свою кровь с грязью простолюдинов, - вкрадчиво вбивал голос очередной болезненный колышек в душу. - Ей будет лучше с птицами высокого полета.
Сомнения всегда грызли его, но нынче будто обрели реальную силу, возобладали над разумом. Он хотел сорваться вниз, пасть перед ней на колени и просить не покидать его, не оставлять наедине с самим собой, с пустотой,  с которой он теперь один не справится... Он наконец вернул себе способность говорить и двигаться. Повернулся, дабы вежливо послать к демонам женщину с ее мнением, как глаза его расширились от увиденного.
В луже крови распросталось зеленое пышное платье, из корсета коего торчал меч. Но это было не просто платье, а некая женщина с маской вместо лица. И это был не просто меч, а его оружие.
Музыка резко замолчала. На зал опустился зловещий полумрак.
- Что... - выдохнул с ужасом, окинув взглядом все вокруг. Кровавые разводы на стенах, безжизненные тела вокруг него, идущего и несущего... своим мечом, оказавшимся в руке, смерть.
- Нет, - со срывом, - нет, я не мог...
Но он продолжил идти, и вокруг становилось все больше трупов. Кровавые брызги казались изысканными посмертными рубинами. Золотые нити на нарядах поблескивали мертвой роскошью. В этом преобразившемся мире Эви рыдала, отползая от него по темной крови аристократии.
- Каллен, - умоляюще, почти шепча, позвала она, и голос ее дрогнул от паники, как тогда, как в момент, когда он позволил себе стать прежним: обозленным, свирепым, невыносимым.
- Эви, я не... - он не понимал, что происходит, почему в его руке окровавленный клинок, почему вокруг столько тел, и все, что было важным: спасти ее. Поэтому он сел рядом с ней, рыдающей, и приобнял ее. - Я спасу тебя, Эви, я сделаю все, чтобы спасти тебя.
В резко наступившей темноте послышался короткий вздох, прервавшийся на середине. А когда свет вновь появился...
Эви цеплялась за него, царапала его рукав, как будто хватаясь; кровь хлестала толчками из раны, откуда торчал его меч, его проклятый меч; из горла ее вырывались сдавленные хрипы. И самым страшным было не то, что она умерла от его руки. А то, что он не смог спасти ее. Не сумел защитить от самого себя.
Лучше бы он этого не видел.
Не сумев выдавить из себя и звука, Каллен заплывшим от слез взглядом попытался увидеть хоть кого-то, кто мог бы помчь ему. Но холод одиночества, отчаяния сковывал его, пока в горле расширялся ком горечи. Он прижал прекратившее сопротивляться неизбежному телу, которое еще недавно дарило свой свет не только ему.
- Пожалуйста, - вплетая окровавленные пальцы в ее волосы, прижался губами к ледяному лбу, - пожалуйста, не оставляй меня.

+2

15

Чужие кошмары, чужие мысли, чужие переживая, чужие эмоции, чужие мечты - маленький отдельный уголок тени, в который Солас сейчас нагло вторгался. Командора было достаточно легко найти. Он не маг, не понимает, что происходит, не мог позвать, не мог сделать что-нибудь, но эльф знал что искать. Кого искать. Кого-то очень сильного, окруженного демонами, как стаей волков, которые загнали свою дичь, но почему-то не могут её загрызть. Но первая же картина, которую видит эльф поражает его, заставляя застыть на некоторые мгновения.

Кровь. Смерть. Это давящее одиночество и отчаяние. Роскошь убитая целиком и полностью трагедией. Солас помнил этот бал, он там был. Картинка была на удивление четкой, как будто демоны специально её подпитывают. Или как будто у Каллена есть возможности контролировать подобное. А может быть и то, и другое. Моментально у эльфа получается развеять этот кошмар, просто повести рукой, чтобы ничего не было, погрузить бывшего храмовника в более спокойное место, но у него не получается. Но у него не получается. Он видит шикарные платья, такие же как у тех, кто был на балу, он видит командора и юную Тревильян, которых знает лично, он сам сразу же вспоминает что делал на этом балу, как танцевал с... Он просто не может это развеять. Солас бывал там, у него есть своя личная привязанность. У него есть свой личный страх, который тоже может пробраться внутрь и охватить его сердце тонкими нитями, не давая сил. Он мог бы просто силой разорвать все происходящее, сразу же привлекая к себе внимание всех демонов и духов, а скорее вредя половине из них. Но не стал. Это может повредить командору. И это может повредить ему самому, если он на секунду подумает не о том... или вернее сказать не о той.

Эльф поджимает губу на секунду закрывая глаза и концентрируясь. Кому как не ему прекрасно знать, что это просто сон. Но картина все равно не была приятной. Сначала он стоит поодаль от командора, туда, куда смог зайти, только наблюдая, но находит силы подойти. Подойти к нему, склонившемуся над знакомым для них обоих образом и очень важным для командора.  К командору, над которым тенью витает демон отчаяния, не касаясь держа свои тонкие противные руки над его головой и ледяным дыханием напевая тому свою песнь. Эльфу достаотчно только появиться, чтобы спугнуть демона. Тот не готов сражаться, тот не готов к гостям. Он пойдет за подмогой, придя с теми, кто вместе с ним сражается за эту дичь. Демон отступил не на долго, но картина не исчезла. Все не может быть так просто.

- Это просто сон, - аккуратно кладя руку на плечо тому, спокойным, но очень холодным голосом произнес эльф. Его спутник был не магом, а полным список способностей храмовников эльф не мог определить. Убедить Каллена в том, что это просто сон может быть не легко. У обычных людей после такого осознания идет побуждение, но эльф его удержит, чтобы не потерять связь с тенью и этими демонами раньше времени. - Вы человек с сильной волей. Вы бы такого не допустили, командор.

+1

16

Поверить в происходящее не представлялось возможным. Слишком ярок багрянец, слишком глубоко колет горе, выцарапывая из него все хорошее. Каллен сглотнул, дрожащей рукой закрыл лицо. Сон, всего лишь сон. Ему нужно проснуться? Нет. Ему нужно идти.
- Когда я пытаюсь спасти кого-то, - глухо прохрипел сдавленным от слез, что мужчина не должен проявлять, показывать, ибо это слабость; и Каллен не позволял себе дать им волю, - умирают все. Я недостаточно стараюсь? Я… почему я не могу спасти их? И смогу ли я спасти ее?
Он не мог смотреть на лежавшее перед ним тело, с каждым его “слепым” промедлением становившееся все прозрачнее, пока не растворилось, оставив лишь кровавую лужу. Спокойствие мужчины проявлялось не только в пожухлых декорациях, будто ржавчина, облетающих со стен, но и на нем самом: в воздухе вокруг появилось мерцание, обнявшее его, и сквозь серебристость проступили доспехи. Но не командора - храмовника. С острыми наплечниками, хищно заостренными перчатками, хорошо затертом, словно выжженном на груди символом Ордена. Он так долго пробыл храмовником, что вряд ли когда окончательно сможет избавиться от этой личины.
Тем временем все вокруг затянуло туманом, потянуло сыростью. Блестящий, начищенный пол заплюхал, становясь зыбким торфом. Вместо стен тянулись вверх причудливые деревья, увитые лианами, которые росли, казалось бы, даже из неба, пронзенного травянистого цвета облаками, среди которых лениво сверкали тени молний. Меж стволов, как ни странно, осталась дверь. Она была едва приметной, но от нее исходило странное жужжание, вворачивающееся в голову, как привязчивый лейтмотив дурацкой кабацкой песенки.
Поднявшись с колен, утомленным взглядом окинул Соласа.
- Всех не спасти, верно? - с кривой усмешкой спрашивает он болезненный, накипевший, застарелый вопрос, который больше всего беспокоит его. Но, качнув головой, будто не желая услышать ответа, он двинулся к этой двери. Она отдалялась от него, как не желая даваться, позволить войти, а он упрямо шел к ней, сквозь странный, неестественный лес Тени. И когда его рука коснулась дверной ручки, когда дверь приоткрылась…
- Что есть добро, а что зло, когда решается чужая судьба?..
Тягучий, бесполый голос вопрошал, зная ответ. Каллен нахмурился, потому как не помнил этих слов, но они тревожно отозвались в нем. В теле что-то надломилось, словно кто-то натянул ниточки. А затем дверь резко захлопнулась, и над ним кто-то шепнул “не сейчас”.

… Церковь пылала. Каллен стоял на главной площади между Хоуками с их свитой и храмовниками с Мередит во главе. По его ошарашенному лицу можно было понять, насколько происходящее затрагивало его мысли и чувства. Потому что Мередит вскинула свой меч и направила его на Наместницу.
- Ты прикрываешь своего брата, - рычала рыцарь-командор, - грязного малефикара! Он управляет тобой, и всем городом. Он зло в чистом виде!
И тогда Резерфорд восплылал ненавистью. Его рука потянулась к клинку, еще немного, и он располовинит эту ненавистную стерву, доведшую своим давлением и решениями весь город в тому, что случилось. Все вокруг нагрелось, запылало не только от обломков Церкви, по какой-то причине долетевших сюда, но и от жидких кусков лавы, рычащих, жаждущих новую душу.

+1

17

Эльф стоял в стороне, не вмешиваясь, глядя со стороны и даже не говоря ни слова. Пока рано. Он только наблюдал, стараясь сделать свой взгляд максимально спокойным. Ему изначально должно было быть все, что касается инквизиции и всех её участников. Но все же... Это у него получилось хуже всего. И сейчас у него не получалось быть отстраненным полностью, глядя на ситуацию чисто с точки зрения изучения чего-то нового. Наоборот, он немного восхищался командором, желая сделать все правильно. Было бы неловко, если после его маленького визита хоть кто-то из демонов остался. Хотя, если командор десяток лет справлялся с целой связкой, то только один вряд ли был ему помехой.

Он не собирался ничего говорить, но все-таки был солидарен в догадке командора. Всех не спасти. Как давно он усвоил этот урок? И все же все равно у него приятно кололо в сердце. Все, кого он любил больше всего в итоге умерли ужасной смертью и он ничего не мог с этим сделать, и даже был в этом как-то виновен. И это уже был не просто ночной кошмар, это было воспоминание, которое уже никак не изменить. Ну, или почти все... Была ещё... Есть ещё... нет, он не должен думать о ней. Не сейчас, когда он занят, когда не должен совершать маленькие ошибки, которые заставили бы потратить больше сил, чем того требует небольшая разборка с десятком простых демонов.

Только ему стоит подумать о простоте этих демонов, как появляется эта картина с дверью. И чувство, противное чувство. Дико знакомый запах, удивительно, как командор его не чует, отворачивая нос. Эльф сразу же немного хмурится, не отводит взгляда от открывающейся двери. Он знает этот запах. Но вряд ли это всецело тот демон, нет. Не может быть. Хотя бы потому что будь он тут всецело, эльф бы заметил раньше, намного раньше. Да и не важно насколько должен быть сильный командор, вряд ли бы он десяток лет продержался бы только на молитвах Андрасте, позитивных мыслях и избеганиям сна. Но стоит двери закрыться и запах почти исчезает. Это проблема, с которой точно стоило разобраться. Однако, окинув взглядом утомленного командора и живо сменяющуюся картину, Солас быстро решает отложить это на другой раз.

- Командор, - немного аккуратно говорит Солас, стоя как будто тенью, не заметной для всех представленных на площади. У него не было права с чем-либо тут взаимодействовать, менять как было удобнее, это что-то, через что Каллен должен пройти ещё раз, чтобы выманить всех демонов. Очевидно сейчас тень, что он отбрасывал на каменные уклад площади переливалась  красно-оранжевыми огнями гнева. Наименее интересное событие для эльфа из последних событий в истории. Только пел свою песню красный лириум, но он был совершенно другой статьей. Глупая война между магами и храмовниками, разборки в одном не самом интересном городе.  - Не хочется вас торопить, но у нас не пару веков на это. Не поддавайтесь моменту.

+1

18

Пока Солас молчал, окружающее его не замечало: оно видело, ощущало и воздействовало лишь на Каллена, который, казалось, легко повторял давно случившееся, что никак не могло выветриться из его мыслей, уйти из души и дать ему покой. Но стоило эльфу заставить Каллена моргнуть, осознать, что это все - происходящее, огонь, Мередит - иллюзия, плод его сна, кошмара, как все присутствующие фантомы и демоны мгновенно приковали к нему свое внимание. Красным полыхнули глаза рыцарь-командора; она перевела острие клинка на спутника Резерфорда, обнажила ровные зубы в неприятной ухмылке.
- Раз-два, серый волк пришел сюда, - детским голоском, знакомым Соласу, проговорила Мередит. - Три-четыре, не бывать душе сей в мире!
Под Калленом словно земля разверзлась, и тысячи рук - обгоревших, сломанных, исхудавших - магов, угнетенных Орденов, утащили его; он потерял свой меч, но и без него пытался ухватиться за края разлома, что сыпался, крошился под ладонями, а жадные руки мертвых тянули все ниже, и ниже, в вечную тьму, из которой нет возврата. Краем глаза Каллен видел, что все демоны гнева, что были рядом, бросились на Соласа, словно пытались отвлечь, заставить его заняться ими, потерять своего спутника - ведомого... А затем наступила тьма.

... открыл глаза и увидел перед собой сталь, лежавшую на камне. Каллен смотрел, смотрел и не верил, что снова это видит. Слишком хорошо он запомнил каждый изгиб стали покореженного шлема Рилана, его напарника по обходу коридоров на этаже учеников. Они нередко обменивались довольно плоскими шутками о храмовниках, чтобы маги не пытались обвинить их в притесенении; кажется, после ученики сами нередко повторяли за ними. Рилан был белобрысым и очень открытым, с трудом держал эмоции при себе. Как-то раз кто-то из магов ему позавидовал, мол, будь он магом, с таким самоконтролем его бы давно сделали усмиренным.
Но сейчас Рилан был... Нет, его не было. От Рилана остался только шлем. Потому что все прочее - то, что могло от него остаться, - было съедено демонами.
Каллен закрыл глаза.
Ему не хотелось снова погружаться в этот кошмар. В прошлом он молил о смерти, но не от лап демонов, а от руки Создателя, потому что не мог такого стерпеть. В прошлом о возносил молитвы Андрасте, уповая на ее милосердие. Было бы ли милосердием то, что пришел Амелл со своими людьми, и спас его? Каллен так не думал. И сейчас не думает.
- Каллен, - мягкий голос позвал его, вызвав приступ почти физической боли. Как же он ненавидел этот голос, как же желал его, как яростно сопротивлялся, и дико тянулся к нему. Голос демона желания звучал прямо в его голове, и вокруг, обволакивал, завлекал, обещал...
- Вылезь. Из. Моей. Головы, - прорычал он, не открывая глаз. Демон захихикала, словно умиляясь его гневу. Присела на пол перед клеткой, легла на пол, подложив под щеку когтистую лапу.
- Охо, миленький, сладенький Каллен. Мне не надо читать твои мысли, чтобы знать твои желания. Но ты можешь мне сказать о них...
На его лице снова вспыхнула злоба; зажмурил глаза, утыкаясь лбом в пол, морщась так, словно кто-то грыз его ноги.
- Расскажи о своих желаниях, Каллен. Я вижу все твои пороки, Каллен. Каждое желание, сомнение, мысль, все это может обрести форму.
Каллен скрипнул зубами.
- Мы уже это проходили. Не единожды.
Демон кокетливо хихикнула.
- Столько лет, Каллен, и ты все никак не смиришься. Ведь я - олицетворение всей твоей похоти, вожделений и желаний. Раньше ты был так мил. Ах, как же ты таял в моих объятиях, мечтая о других, помнишь?
Пальцы сильнее сжались в кулак.
- Меня учили противостоять таким, как ты.
- И ты хорошо усвоил уроки, - в глазах демона сверкнуло опасное пламя. - Почему я не чувствую в тебе прежнего желания, Каллен? Ты нашел себе кого-то? Другую?
Он наконец открыл глаза и с ненавистью уставился на демона. Та довольно улыбнулась, словно кошка, поймавшая мышь, забавляющаяся с той до самой смерти. И сейчас демон почуяла, как верно повела беседу, как верно подобрала слова. Соблазнительно улыбаясь, скользнула в сторону, чтобы храмовник мог получше рассмотреть ее обнаженное тело. Но Каллен смотрел в лицо, искаженное томным самодовольством.
- Ах, Каллен, - печально протянул демон, что заставило Каллена снова зажмуриться, но это вызвало хохоток у его истязателя. - Сколько лет мы были вместе, сколько фантазий твоих я воплотила, сколько раз мы были вместе... и ты мне так платишь за верность?
Каллен забормотал нечто, и демон, хихикнув, нагнулась над ним.
- Надеюсь, ты бормочешь извинения, мой сладкий. Иначе я...
Его рука вскинулась быстрее, чем демон сумел взвиться, и сомкнулась на горле.
- Только тронь ее, мразь, - ослабший, зарычал, изо всех сил стараясь вложить в эту угрозу хоть долю рвения защитить Эви. - Я убью тебя.
Демон обнажила зубы - ровный ряд клыков - и зашипела на него.
- Ты? Убьешь? - заливистый хохот. - Если бы ты хотел избавиться от меня, мог бы это сделать. Но ты не хотел. Потому что...
- Заткнись! - рявкнул в гневе, но слова демона звучали не только вокруг него - еще и в голове.
- ... ты одинок, никому не нужен, ты не умеешь заводить друзей и знакомства, и ты никогда не найдешь кого-то, потому что тебе важнее твое дело, Каллен. Давно пора признаться, что тебе куда ближе демоны, доводящиеся все до конца, чем лживые, бесполезные, эгоистичные люди, ввергающие мир в бездну. Ты же видел это, но ничего не сделал. Почему, Каллен?
Рука его ослабла, но демон словно и не желал вырываться. Сверкающие глаза вихрились огнем.
- Я не... - даже его голос шелестел. - Я не мог...
- Ты мог остановить Ульдреда, когда он вернулся. Ты же слышал, о чем он говорил. Но ты ничего не сделал. Даже не сказал. Как и Грегор. Вы решили, что у него шок, верно? Что он успокоится и станет послушной овечкой, как и все маги. Потому что вы же добрые, верно? И вы никогда ничего не сделали им плохого.
- Все было, - сам себе он звучал жалко, - не так.
Демон снова залилась смехом, вцепилась ласковыми мягкими пальчиками в его запястье.
- А как же Каррас? Траск? Мередит? Не говори, что не знал о их деяниях.
- Что?..
- Ты видел, что они делают. Ты слышал об этом - от других, от магов. Но тебе всегда было мало - доказательств, слов, слухов. Каррас был так жесток, он предавал идеалы Ордена на каждом своем шагу, не считаясь с жизнями других. А как же Элрик? Он ведь усмирял бедняжек по своей прихоти. Траск, ты верил ему, не так ли? Верил, что он хороший, добрый человек. Кажется, вы пару раз с ним выпивали, когда никто не видел, и говорили о том, как все прогнило, а? Больше он говорил. И ты знал, что в его семье есть маг, и что он ее потерял. Ты ведь тогда подумал, что он мог быть связан со всем...
- Не говори так, - звучало как попытка оправдаться, что лишний раз раззадоривало демона. - Это... это ложь!
- Только когда Мередит сошла с ума у тебя на глазах, когда тебе швырнули правду в лицо, - демон был беспощаден, - тогда ты что-то сделал. Но и до того ты замечал за ней... всякое, а, Каллен? Ты же видел, во что она превращает Круг, что пытается сделать. И ты знал, что нужно сделать, но ты боялся пойти против нее. Ты ведь был ее опорой, правой рукой, ты считал, что сможешь помочь ей достигнуть высшего блага, да?
- Я хотел спасти их! - чувствуя отчаяние, крикнул на демона, понимая, что не в силах разжать ладонь на ее шее. - Я хотел помочь!..
- Ты хотел обмануть себя, - замурлыкал демон, поглаживая его руку. - И ты сделал это. Ты убедил себя, что ты лучше других знаешь, как надо поступать. Что ты тот лидер, которого Орден заслуживает. А ведь ты прав, Каллен. Такого он и заслуживает - слабовольного подпевалу, что может лебезить перед сильными, что делает вид, будто может принимать решения, а сам не прочь спрятаться за чужими спинами. Лучше всего ты умеешь показать свою ложную сторону, но на самом деле ли ты так силен, как хочешь казаться?
- Замолчи! - он схватил демона за горло второй рукой, но, несмотря на это, демон рассмеялся. Снова и снова.
- Давай, убей меня, - шипел ее лживый язык. - Убей истину, которая гниет в тебе.

Отредактировано Каллен Резерфорд (2015-10-07 17:21:27)

+1

19

Солас почти мгновенно бледнеет. Нет, ему показалось, ему послышалось, это не может быть то, о чем он подумал. О чем он помнил так прекрасно. Он все помнил слишком хорошо, чтобы ошибиться. Но как? Зачем? Это не может хорошо закончится. Он полностью контролировал тень здесь. Он должен был полностью контролировать тень, давая демонам разгуляться ровно настолько, чтобы они все явили себя, чтобы чисто сделать свою работу, не оставляя командора с одним кошмаром из десятка. Он как минимум эксперт по тени инквизиции, а как максимум... Нет, это какая-то ошибка. Он просто переутомился, он просто немного поддался чужим кошмарам, чтобы не распугать всех демонов и заодно случайно не убить командора. Шемы такие хрупкие в этом плане, их сознание из тени можно разобрать по кусочкам и они даже этого не заметят. Не сказать, что этого сейчас нельзя было сделать с эльфами и кунари, но первым хотя бы было от этого приятно, а кунари просто какая-то противоестественная аномалия, про которую даже вспоминать не стоит в обычном перечислении.

Кошмары командора уже казались чем-то слишком навязчивым и раздражающим, как муха, которая решила полетать перед лицом. Он не любил, когда в тени, на его территории, на месте, которое должно быть подвластно ему полностью, которое он из всех живущих понимал лучше кого-либо, ему не подчинялось. Знакомый запах, голос, который не должен был звучать. Не трогал за сердце, как если бы это был её голос, но и не должен был лишний раз всплывать. Он помнил, как девочки хватали его за робу, когда он уходил. Они единственные тогда поняли, что он уже не вернется. Не к ним, не в это время, не в такой мир. Он горделиво поднял голову, сцепляя руки за спиной, горящим взглядом осмотрел местность. Демонам не нравилось, что на этот раз командор со спутником. Будь это обычный маг, они, наверное, пировали от того, что у них появился еще один клиент. Солас уже может слышать, как они начинают пировать. Только их пир ничем хорошим для них не закончится.

Руки, что утягивали Каллена, что были частью его кошмаров, обгоревшие, окровавленные, сломанные, исхудавшие, не правильные во всех смыслах... эльф использовал их как ступеньки, чтобы спуститься к следующему кошмару спутника. Осмотрелся немного. Обстановка напоминала круг магов. Верх идиотизма, который мог только прийти людям в голову после похода Андрасте. Все еще горящими глазами вцепился в демона желания, крутившегося вокруг командора, ожидая, что тот отступит сам. Но демон только улыбнулся, все так же продолжая нашептывать Каллену что-то. Черт, даже если сейчас этот демон исчезнет, Тень все равно продолжен вонять непонятной смесью вины, отчаяния, самобичевания и боли. Кому из живущих вообще будут приятны подобные запахи? А эльфу, который и так пытался от них сбежать и вовсе не хотелось оставаться рядом.

- Командор, - он подошел крайне аккуратно, не уверенно кладя руку тому на плечо. Тот был почти как ручной мабари, которого давно воспитали, но несколько дней морили голодом и кололи иголками в лапы, так, чтобы он при первой встрече набросился на хозяина. Не хотелось бы, чтобы сейчас Резерфорд накинулся на мага в попытке откусить ему руку. - В реальном мире запутаться намного проще, чем в тени, - он говорил спокойным уверенным голосом, холодным, немного отрешенным, не похожем на то, как до этого говорил демон - довольно и с улыбкой, почти пел. - В произошедшем нет вашей вины. - Солас был не в курсе конкретики того, что произошло когда-то давно, сейчас наблюдая только огрызки. Но эти слова нарывались быть сказанными.

- Не всегда то, что вы думаете будет лучше, действительно сделает лучше, - слова давались немного с трудом. Солас чуть облизал губы, все-таки убирая руку командора, так как уже достаточно отвлек его внимание от демона. - Я видел, как вы относитесь к магам. Я видел, как вы относитесь к храмовникам. Я видел, как вы относитесь к солдатам и к обычным гражданам. И я знаю сколько вы всего делаете для Инквизиции. - Эльф сложил руки за спину, отходя на пару шагов. Он не старался успокоить тень, чтобы не спугнуть демонов. Нет, ему нужно было привести командора в чувства, чтобы тот сам избавился от демонов.

- Демоны будут петь вам что угодно, командор. Только вам решать, повторять ли их песнь.

+1

20

Демон не сопротивлялся, полностью отдаваясь во власть храмовника. Бывшего храмовника, что никогда не сможет стереть это пятно из своей жизни, ибо вся его жизнь связана с Орденом. Как бы он не бежал от него, как бы не пытался вычеркнуть из своей жизни, ничего не получится. Он - тот, кто есть. Храмовник, разочаровавшийся в идеалах, кои считал непреложной истиной, и ушедший под знамена, которые сам помог воздвигнуть.
Голос позади него заставил вздрогнуть. Яростно обернувшись, косо и зло сжигал взором посмевшего вторгнуться в это... этот кошмар. Он так легко поддался своему гневу - на себя, на демонов, на прошлое, на весь мир, что едва удержался, дабы не наброситься на Соласа. Но заставил остановиться, заставил себя слушать. И слова достигли его ушей, больше того, сумели проникнуть в мысли, оставить свой след. Каллен медленно перевел взгляд на зажатого в его руке демона желания. Тот больше не улыбался, выглядел нервно, словно его жертва вот-вот была готова ускользнуть.
- Каллен, - позвал демон елейно-слащавым голосом, - как ты можешь верить ему? Все вокруг тебя лгут.
Резерфорд резко, хрипло рассмеялся. Его смех был похож на леденящий душу ветер, хлестающий по лицу любому смельчаку, вознамерившему выступить против стихии. В нем не было ни сожалений, ни жалости к себе, ни веры в слова демона - только горечь, которая преследовала его каждый шаг. Все эти кошмары... Дыхание Создателя, сколько же он позволял себя обманывать? Сколько мог позволять?
Его ладонь разжалась. Демон рухнула вниз, на колени, словно ее придавило чем-то.
- Я знаю свои ошибки, - спокойно произнес он, - но на них жизнь не останавливается. Вы, - он ткнул пальцем в сторону демона, - не отнимете у меня то, что есть.
Демон оскалился, зашипел. Но не на Каллена - на Соласа.
- Ты не должен забирать нашу жертву! - завизжал демон, хлестнув по полу хвостом, и на звучный, смачный щелчок со всех сторон явились демоны - все демоны, терзавшие Каллена все эти долгие, бесконечные годы. Храмовник вскинул вверх меч, выставил щит, готовясь к сражению. Но в нем не было ни страха, ни самоедства - решительность и неотступность. Потому что с него хватит. Ему помогли увидеть истину, суть его кошмаров. Они были плодом не его совести, а жадных тварей. И он не будет больше их кормить.
- Он обещал нам, - раздался низкий, властный голос демона гордыни, ощерившегося своими острыми иглами, которыми было усеяно его мощное тело. - Обещал нам жертву.
- Мы не отдадим, - прошелестел демон отчаяния, пригибаясь к земле, - не отдадим обещанное.
- Так идите и возьмите! - рявкнул Каллен, и демоны, словно ожидая этого, ринулись на них со всех сторон.

+1

21

Маг не удержался от усмешки, когда смотрел на то, как демон отчаянно пытался вцепиться в свою жертву, пытаясь заглушить слова и осознание, которое уже выжжено в его сознании. Конечно, все вокруг лгут. Но странным образом именно командора эта ложь делала его сильнее.  Или эта ложь никак не влияла на его жизнь. Но вот на жизнь демонов сейчас она могла повлиять в той или иной степени.

Соласу даже стало на мгновение интересно, какими духами они были. Когда-то давно каждый из них таил какое-то знание. Может быть он был с ними другом, но и он это забыл, и духи. От них осталась только их испорченных след, жадный до слабых умов. У эльфа иногда чуть сердце не разрывалось, глядя на то, что слабые, не подготовленные к тени умы сейчас вообще по всему миру. Один на несколько тысяч. Инквизиция сейчас, возможно, собрала вокруг себя большую их часть, что немного успокаивало, но все же. Вспоминая ту же Вивьен. У неё есть сила манипулировать людьми, играть в Игру.... но в долгосрочной перспективе это выглядит так жалко, что Солас даже уважением к ней толком не мог пропитаться.

Хорошо, что магу не пришлось делать слишком много. Он бы и не смог придумать достаточно подбадривающих слов для командора. Резерфоржд все-таки был сильным сам по себе, хоть и кто-то не очень хороший явно постарался спрятать этот факт за дюжиной демонов. Стоило только начать эфемерным тварям окружать жертву и его спутнику, в руках у Соласа появился посох. Не сильно отличался от того, что он носил обычно - похож на простую палку, подобранную в лесу. Однако ветки на её конце складывались в странный узор, словно в них есть какая-то система. Словно их намеренно так выращивали.

Эльф на полном серьезе дал демонам шанс. А точнее дал командору шанс победить их самостоятельно. Сам же относительно лениво от них отбивался, выставляя щиты и переходя из одного угла этого закоутка Тени в другой, просто чтобы не привлекать к себе внимание. Просто чтобы эта битва не выглядела слишком уж подозрительно простой для него. Демоны вне тени, в своей физической форме намного слабее, чем в их естественной среде обитания, и для лучших воинов Инквизиции все равно это сложная битва. Каллен явно бы заподозрил что-то не ладное, еси бы Солас просто взмахнул рукой и все демоны погибли. Он, конечно, храмовник, хоть и бывший, а у тех голова знатной дурью забита, но все равно.

С другой стороны, будь возможно Резерфорду победить их самостоятельно, он не пришел к эльфу в первую очередь. От двух демонов они отбились  обычными силами, но демон Гордыни сильным разрядом сбил резерфорда с ног, зажимая его в угол, а демон гнева, подумал, что это хороая идея пытаться подойти близко к магу. Глаза жльфа всего на мгновение налились светом и в момент, когда он защитился от атаки, подставив посох, демона моментально откинуло на несколько шагов тенью с тремя горящими парами глаз, после чего демона просто разорвало на маленький кусочки, лишь на мгновение оставляя в тени его остатки, похожие на лоскутки красной ткани. Тень отскочила от стены, подобная дикому зверю и накинулась на демона гордыни, так же  разрывая и его, после чего растворилась, как будто её и не было тут вовсе. Демон Желаний посмотрел на это все в ужасе и сбежал. Вызвать ужас у демона....  Молодец, Солас, ты опредленно делаешь все правильно. 

- Командор? - аккуратно спросил эльф, отряхиваясь. - Сделаю предположение, что данные демоны больше не посмеют вас потревожить.

+1

22

Все вокруг трещало по швам. Казалось, что негодование и ярость демонов, их жажда сломить его стала неимоверно сильна. Но и он стал силен, наконец отринув сковывавшие с прошлым цепи. Немногие могут сказать, что смирились с ошибками, допущенными на своем жизненном пути, и Каллен надеялся, что он наконец-то сможет жить с ними дальше, не оглядываясь, но учитывая, когда будет делать очередной шаг вперед. Поэтому каждый взмах меча был полон уверенности; рассеченные демоны разлетались лоскутками, опадая пеплом и горящими прожилками энергии, которая то холодом, то жаром прокатывалась по его затылку, скатывать по спине. Такие реальные ощущения, такие яркие и живые. Ему порой казалось, что они даже ярче, чем настоящие, и потому отсюда следовало уходить. Как можно скорее, пока Тень не впитала силу павших демонов, пока не решила, что и живых пора прибрать к своим трофеям.
Стряхнув последние капли черной крови, развеявшейся в пыль, Каллен, услышав слова Соласа, криво усмехнулся. Таковой была улыбка освобожденного от огромного валуна вины, лежавшего на плечах: уставшая, полная смятых переживаний и задавленной горечи.
- Это войдет в число лучших слов, что я слышал за свою жизнь.
Его оружие растворилось в белесом тумане; бывший храмовник словно привык к Тени, к ее изменчивости, и потому не повторял движения, которые проделал бы в реальности. Ведь Тень поддавалась мыслям, а он стал мыслить куда шире и свободнее, когда не стало демонов, насаждавших, питавшихся его сомнениями и виной.
- Спасибо, Солас, - помедлив, все же произнес, подняв взгляд на эльфа. - Ты...
Слова благодарности не застряли в горле, но повисли в воздухе, когда рядом между ними из ниоткуда образовался проход. Каллен недоуменно взглянул на Соласа, словно вопрошая, его ли это рук - мыслей - дело. Потому что сам он вряд ли бы мог подумать о такой "двери", больше похожей на вход в пещеру. Из темноты, от которой исходили темный масляной дым, звучала тонкая, едва различимая песнь. Она напоминала пение лириума, но не звала так яро и неистово, не науськивала, а предлагала узнать истинность своих слов. Это было необъяснимо, но Каллен, сжав ладони в кулаки, все же двинулся вперед, с опаской глядя, как лоскутки дыма опоясывают его, обнимая, словно изголодавшиеся по человеческому теплу руки куртизанок.
Впереди, посреди тьмы и холода, от которого коченели руки, стояло трое. Их облики были посеребрены инеем; словно выцветшие картинки, когда-то имевшие цвет. В одном из этих образов Каллен с удивлением узнал себя: доспехи храмовника и вытянутая рука, приставившая к своему горлу меч; глаза, полные отрицания и пульсирующего страха. Тот, второй, также был знаком - Гаррет Хоук, Защитник, брат Наместницы, маг крови; он словно пытался убедить того, третьего, не делать опрометчивого.
- У него есть будущее, - донеслось до слуха, - вихри времен, круговорот, и зелень, зелень вокруг. Бесконечное одиночество падет в бездну. Грядет хаос, за которым настанет рассвет. Крылья воспарят над потерянной надеждой…
Облики стали ярче; вокруг них зажглись огромные зеленые огни. Они висели в воздухе, словно напитывали жизнью, реальностью, правдивостью то, что видели в этом огражденном мраком и холодом происходящем. Силуэт третьего - демона, у которого не было половины лица, а его тонкие острые рога словно источали эту тьму, - расплывался, словно не желал становиться явью. Но происходящее дернулось, словно сменили картинку, и вот уже рогатый демон держит Гаррета за руку, заставляя его прикоснуться рукой ко лбу Каллена.
- Что ты выбираешь для него - смерть или забвение?
С этими словами Каллена словно пронзило. Он пошатнулся, широко открыл глаза, схватился за голову, но устоял на ногах. У него захватило дыхание, и легкие будто сжало в каменный кулак. Он вспомнил. Вспомнил проклятые подземелья под Казематами, вспомнил ужасы, творящиеся там, вспомнил детей, погибших по вине жестоких храмовников, вспомнил демона... и сделку, которую допустил заключить на своих глазах.
- Тот демон, - прохрипел Каллен, глядя на существо, - он... он заставил его.
Демон замер. Картинка потухла, словно все огни померкли. Повернул головой, сделал пару шагов, разворачиваясь, и тьма последовала за ним. Между его рогов вихрилась тьма, в которой искрился иней, но создавалось ощущение, словно он смотрит в самую суть, в душу, пытаясь ее достать и прибрать себе.
- Каллен, - звонко прозвучало имя, и Резерфорд выпрямился, - это был его выбор. Не твой.
- Мне нужно было умереть, - прорычал мужчина, - чтобы он понял, насколько ты опасен. Что ты сделал?!
Тонкие, длинные губы демона дрогнули в кроткой улыбке мудрого отца, наблюдающего за глупым ребенком.
- Одолжил твое воспоминание. И спасибо, - тварь перевела взгляд на Соласа, - за оказанную любезность.
Всего лишь взмах рукой, и Каллен словно отправился в небытие - во тьму и холод.

Бесформенный расправил плечи, присев на постамент, сотворенный на ровном месте. Тьма клубилась вокруг него, рядом с ним, в нем самом, но сам он оставался неподвижен. Тень звенела, пела и поклонялась ему, словно он был ее частью, оторванной, искаженной, никак не желавшей вернуться в свое лоно. Пока что не желавшей, но всему свое время.
- Ma an'shan'falon, - уважительно произнес демон, и зеленые огни вспыхнули ярче. - Ele'inan'mana.

+1

23

Старый дурак!
Солас заметил же его раньше, точно чувствовал его присутствие, но убедил себя о том, что не о чем волноваться. Но сейчас, глядя в черноту открывшейся двери, он чувствовал этот запах слишком отчетливо. Они чувствовались совершенно иначе просто по умолчанию, не так, как другие демоны или духи, совершенно не так. И совсем не как маги, не как "боги". Солас мог скрывать себя в Тени, из-за своей физического тела, из-за своего происхождения, даже не смотря на то, что по сути им обоим спрятаться в тени было одинаково сложно. У него не было таких проблем.  Это не могло не настораживать. Особенно тот факт, что он был не здесь и сейчас с ним, здесь был только его голос, как послание начерченное не песке перед приливом.

Замысловатых посох растворился из рук мага, подобно мечу Каллена. В оружии не было необходимости. И лучше бы не было необходимости в Волке. Эльф немного опустив голову, не привычно сильно хмурясь и сцепил руки за спиной, пока происходило небольшое воспоминание из жизни еще капитана Резефорда. Соласу было не очень интересно смотреть за жизнью Хоуков, и может быть весьма напрасно. Один точно еще сыграет не малую роль, судя по отголоскам происходящего, что он сейчас видел. Стоит спрашивал, что задумывалось под этой сделкой? Может быть и не стоит. Сейчас это точно не то, чем стоит занимать голову, сначала нужно было решить проблему с Корифеем и вернуть себе сферу.

Эльф сильнее сжал руки за спиной, ожидая, когда к нему обратятся. По всему этому закоулку вилась темная дымка, что, казалось, любой, кто коснулся бы её не смог бы отделаться от чувства тьмы и холода никогда более в жизни. Но стоило только дымке потянуться к Соласу,  она огибала его, как будто незамечая его присутствия вовсе.  У мага были хорошие учителя. Не во всех аспектах, но он точно его превзошел.

- An'daran Atish'an...- эльф немного споткнулся на фразе, говоря выдавляя из себя следующее слово, одновременно и с болью и с каким-то облегчением.  falon. Ma'sil ara'din. Ara.... - Маг снова немного примолк, виновато опуская глаза. Видеть его таким было сложно. Очень сложно. И это было виной Соласа, -  himelan. Ir abelas.

- En'mala'din. - Отрезал демон, заставляя Соласа недовольно оскалиться. - Ara su na. Ele'enala aron'ara'era. - Голос звучал так мерно и раздавался эхом нескольких голосов о стены, которых было даже не видно. Слишком непривычно было слышать его таких, эльф с трудом мог сконцентрироваться на то, что демон говорил. Или просто не хотел на этом концентрироваться, потому что слова служили напоминание о том, что от кровоточащих ран на сердце просто так не избавиться. - Ar avy isalemah na.

- Ma neral, - почти без промедлений ответил маг, после чего кинул взгляд на Каллена, заставшего среди других теней. - Delavir'an ara'ima. - Он говорил уже чище, спокойнее, уверенней, переводя тяжелый взгляд на демона, рассевшегося на постаменте. - I man. Ga haur sul em. Sila ara'isal dirtha?

+1

24

Цикличность истории преследовала всех, обладавших эмоциями. Об этом можно было много говорить, но Бесформенный предпочитал не размышлять и разглагольствовать, а применять на практике. Но не в этом случае. Здесь требовалась осторожность, ведь разговор шел о вещах столь важных, сколь и ценных для них обоих. Поэтому демон повернул голову чуть в сторону, приподнимая руку, складывая пальцы с острыми когтями, словно внезапно они его заинтересовали.
- Halam'mith'ena shem'avy, - звучало как очевидный факт, после которого демон вновь воззрился на эльфа. Но следующее звучало жестче, словно должно было хлестнуть Соласа побольнее. Ведь так делают демоны - заставляют ощущать все темное, гнетущее, гадкое, сокрытое под масками и ложью. - Shivana ara'ane. Vyn felas. Asha sal?

- Tel'mana'avy, - ответил эльф, и Бесформенный оскалился в неприятной усмешке. Где-то, когда-то он это уже слышал. Но эльф словно пытался оправдаться, и демон давал ему этот шанс, эту возможность. - Ar'era. Su ame avan.

- Mana'avy, - пусть у него не было глаз, но он зрил в корень. Отсекал любое поползновение к мягкости, попыткам выкрутиться или извернуться. Слишком уж хорошо знал демон способность некоторых магов поворачивать все в свою сторону, но те времена закончились, завершились, умерли; были погребены под костями и прахом. - Man avy. Ara'man. Mi’nas ar, Ara'man mana. Vyn felas sal. Sal.

- Banal nadas, - эльф не отступался, говоря знакомыми словами. Демон, словно в изумлении, молча слушал, не прерывая. - Ise avy'man i de'man tel'laimem.

Но все это было глупостью, словно мальчишка пытался найти себе повод не делать должного. Не демону напоминать об этом, но и не за этим он здесь. Так или иначе, но предназначение будет исполнено. Об этом и стоило напомнить любителю отодвигать неприятные решения: он взял на себя великую ответственность, от которой бежит слишком долго. Пора, Солас, пора возвращать все на круги своя.
- Shan'fen mi'dirtha, - с кривой ухмылкой произнес демон, - ma'las tel'dirtha ise ane. Ne'an te'son, - он словно обвел рукой место, - my'halani shivana elvy.

[ava]http://savepic.net/7587229.png[/ava][NIC]Бесформенный[/NIC]

+1

25

- Tel'ne'ara, - огрызнулся эльф, пытаясь смирить демона взглядом. У него не было более той власти, что он имел когда-то и не ему нести отвественности за то, что происходит и будет происходить. Солас знал все сам. И никто не поспорит, что у него была вечность, чтобы поставить все на места. Потому что это то, как было раньше и осталось у тех, кто был еще с древних времен. Вечность в их распоряжении. Вечность на фоне другой намного более быстро текущей жизни. Спешка была ни к чему. никогда. - Shem enala isalan ne. Ma'halani. Tel'ele era.

Хотя... чего пытаться ему объяснить? Он и тогда был слишком зациклен на своем, слишком отрезан от реальности, вряд ли от того, что он стал демоном ситуация хоть как-то стала лучше. Солас бы, наверное, и вовсе на нашел единой причины говорить с ним, если бы он не был старым другом. Хорошим другом. И, даже в такой форме, наверняка еще оставался. 

- Dian'amel shem enala. - Солас только смог недовольно закатить глаза на это изречение демона. - Eolas shivana. Ane te'laim davh. Ane asha sal. Ma'are halam'mith'ena. Ha'lam ne Jugaran Tavhinte. Ga te'laim ma'shiv.

Эль внимательно выслушал тираду демона, не переставая сверлить его взглядом, все так же с силой сжимая руки за спиной. После чего сделал один глубокий вдох, спокойно отрезая ему в ответ. самое время Соласу порадоваться, что он теперь  не один, особенно на этом пути, но как-то не получалось. Не получалось избавиться от своего главного страха, когда один из твоих не многих друзей тьма и холод. Поэтому не стоит радоваться. И не стоит проявлять эмоции вообще. Если это еще не война, то скоро будет таковой. А Солас должен быть военачальником.

- Ma'harthan. - Предельно ясно проговорил эльф, на порядок тише, чем до этого. Демон понял бы его, даже если бы он не произнес ни слова. - Vara mala. Vara shem.  - Намного жестче добавил эльф, снова отводя взгляд на застышего Резерфорда. - Sule tael tasalal.... - эльф невольно расцепил руки, устало выдыхая. Казалось бы, быть магом отшельником значит жить все время во лжи для него, но иногда это было настолько проще. Только когда тень начала отступать, эльф добавил, снова на  несколько тонов тише. - shan'falon. - Делая акцент на последнем слове, во второй раз кидая на демона взгляд сожаления. Как жаль, что эльф уже не мог исправить то, что с ним случилось.

+1

26

Бесформенный не говорил слов прощаний - что прощание для бессмертного? Лишь слова. Будущее было туманной дымкой, но не более, чем все остальное. Цепь событий запущена, он может уходить. Следить, ждать, готовиться. В остальном его предназначение здесь исполнено и завершено. Тьма окутывала все вокруг, клубилась, вихрилась и утекала куда-то в трещины, щели пространства, которое только могла найти. Демон удалялся, то ли растворяясь, то ли просто отходя за горизонт, который различал глаз, попутно вытягивая краски из окружения, оставляя лишь серые нечеткие, даже размытые образы былого, опустошая, как делал всегда. Казалось, даже эти отблески событий столь недавнего прошлого теперь всегда будут нести на себе его отпечаток, и каждый раз, когда Каллен будет пытаться вспомнить, его душу будет сковывать холод.

Каллен судорожно вздохнул, глотая ртом воздух. Его трясло от холода, било крупной дрожью, и, даже обняв себя, он не сразу понял - кошмар закончился, но отзвуки того никак не желали отпускать его, смакуя последние мгновения, эмоции своего заложника. Как бы там ни было, Резерфорд пребывал в смешанных чувствах. Подняв руку и уложив ее на лоб, осмотрелся, пытаясь припомнить, где он находится и как сюда попал. Потому как происходящее там, во сне, казалось ему ничуть не менее реальным, нежели то, что он видит своими глазами. А закончился ли кошмар, или демоны - тот демон - позволяют ему так думать?
Но рядом был Солас, который мог ответить на этот вопрос. Вздрогнув вновь, и снова от мороза, пробравшегося до костей, сжав окоченевшие пальцы, мужчина хрипло произнес:
- Это закончилось? Демоны ушли?
Вопросов было больше - куда больше, чем он произнес. Они читались в его взгляде, были заметны на лице, но он смолчал, испытующе рассматривая эльфа. Если бы Каллен задавал слишком много вопросов, мог и не дожить до своих лет. Пожалуй, Солас понимал, что Резерфорду известно, или что он что-то подозревает, но вряд ли бы ответил. Вряд ли бы даже подумал о том, что Каллен наберется смелости - или глупости - задать вопросы, на которые ответов знать не хотел. Радость в незнании.
- Дыхание Создателя, - он опустил голову, взявлся за нее руками, ероша и так неровные пряди волос, упер локти в колени, - я позволил ему сделать это.
Да, да, совесть грызла его за ошибку, которую он мог предотвратить. Пусть ценой собственной жизни.

+1

27

Солас не стал задерживаться. Даже не смотря на то, что здесь Тень была пропитана воспоминаниями, кошмарами и мечтами командора, маг не был тут защищен. Он услышал только отголоски своих воспоминаний, но это все равно было тяжело. Искаженный образ старого друга, которого он и не узнал бы вовсе, если бы не знал его так хорошо. Тем более, ходить сквозь жизнь храмовника, свято верящего в людскую пророчицу, в неё... это было особого вида издевательство. Впрочем, Солас знал, на что подписывался, когда вызывался помочь советнику Инквизиции. Ведь это то, что его сейчас должно было волновать? Инквизиция? По крайней мере, эльф убеждал себя в этом, когда вспоминал, сколько раз ему доказывали, что мир вокруг не самое худшее, что может быть и те, кто в нем живут порой слышат и видят все лучше тех, кто жили века назад.

Эльф сразу же проследовал к своему столу, как будто там были какие-то важные бумаги, проверка которых не требовала отлагательств. Это не так. Он просто не хотел, чтобы командор видел, насколько его пошатнула встреча с этим демоном. Тем, кого командор мог считать демоном и ничем больше.
- Я могу вас уверить, командор, демоны, что вас беспокоили более вас не потревожат, - привычным голосом, спокойным и уверенным, не добавляя слишком много эмоций и не отрешаясь полностью, проговорил эльф, текст, который знал, что произнесет еще до того, как погрузил Каллена в сон. 

Солас через плечо глянул на мужчину на совсем диване. У него в разуме остался яркий отпечаток от магии Бесформенного. Так он теперь себя звал? Надо будет узнать, что с ним было все эти годы. Но сейчас это не был вопрос первой важности. У демона точно были свои планы на того мага и вряд ли ему нужен был слишком нервный храмовник. Да и Резерфорд был там всю дорогу, весь их разговор. Может быть командор и был под чарами и не понимает и слова по эльфийски, сам факт того, что он может вспомнить разговор не был на руку Соласу.

- Командор Каллен, - эльф только и успел окликнуть бывшего храмовника, привлекая его внимание, как в тот же момент подошел к нему, прикладывая ладонь к его лбу и снова погружая в сон. На этот раз не давая уронить ему голову и вообще упасть, оставляя в таком же сидячем положении. Глаза мага на мгновение загорелись голубым светом, одновременно с этим вокруг капитана как будто образовалась какая-то темная демка, похожая на ту, что была у демона. Весь дым постепенно стянулся в одну точку между магом и командором, после чего свободной рукой эльф перехватил образовавшийся комок дымки, сжимая его в кулаке, как будто пытаясь рукой затушить свечку или удержать какого-то мелкого вырывающегося паразита. Коул бы сработал намного чище, не оставляя никаких следов, но Солас не мог рисковал подпустить милого духа к тому, кто был так сильно осквернен. Пускай мальчик остается таким же чистым, какой он сейчас. Эльф не может забрать все воспоминания, только яркий след, что оставил демон и все, что связано с ним.  Грубая работа, у Каллена будет чувство, как будто чего-то не хватает, особенно когда он будет пытаться восстановить последовательность событий в Киркволле или их сегодняшнего маленького путешествия в тени, будет путаться в воспоминаниях, но без нового магического вмешательства он ничего не вспомнит. Вряд ли найдется еще много желающих покопаться в его голове, что ближайшее время, что вообще когда-нибудь.
Глаза мага погасают и вскоре он отнимает руку, снова приводя командора в сознание. Эльф стоит ровно, сцепив руки за спиной, немного подняв голову, как будто он отчитывается о военных успехах или медик, который дает указание не бегать со сломанной ногой.

- Некоторые время вы будете уязвимы в Тени. Думаю, вы в любом случаем не стали бы дремать рядом с разрывами, но на всякий случай предупреждаю, что сейчас для вас это особенно плохая идея.

+1


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » Двенадцать лет кошмаров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC