Век Дракона, 9:37 — 9:41

Ходят слухи, что...
Король Ферелдена мертв, однако иные утверждают, что он активно обхаживает Наместницу Киркволла.
Видимо скоро Ферелден либо расширит свои границы, либо сменит правителя.

СЮЖЕТПРАВИЛАКЛАССЫРОЛИГОСТЕВАЯ

    Натаниэль Хоу

    Серые Стражи ждут не дождутся своего бывалого лучника.

    Изабела

    Королеву морей ждут товарищи в Киркволле и еще не разграбленные сокровищницы.

    Дориан Павус

    Лучшие усы Тедаса ждут приключения в Тевинтере и Инквизиции!

Добро пожаловать
на Dragon Age: Trivius!

система игры: эпизодическая

рейтинг игры: 18+

Подслушанное:

- Ее зовут Бешеная. Это кличка. Не прозвище
- Лето. Кличка. Не время года. То есть и время года, но не сейчас, сейчас только кличка.
Эдлин и Гаррет

- Я тут новая экстренная помощь, пока мой отряд со всем не разберется.
- Я тут старенькая не экстренная проблема.
Эдлин и Гаррет

В этом были они все - если бы Мариан сама сейчас не сказала, где они, то он бы сам спросил. Семья на первом месте: они всегда вместе, они всегда встанут друг за друга, если потребуется, а как показала практика, требуется очень часто.
Гаррет Хоук

Каждый разговор по душам, даже самый неуклюжий, стоило закончить утопая в выпивке.
Карвер Хоук

Мальчик, больше двадцати лет, боится произнести в слух хоть какое-то слово. Однако, если не сказал бы ничего, то просто бы расплакался, а это было бы еще хуже. Все-таки он маг огня, а не маг слез.
Гаррет Хоук

Вздох. Хотелось плакать, но какой толк в слезах? Ее никто не защитит, никто не позаботится. Потому что это она должна заботиться, это она должна защищать свою семью.
Мариан Хоук

Отец был магом, но при этом спокойно защищал семью. Гаррет тоже должен. Должен, только вот что-то не получается.
Гаррет Хоук

Ты был собой, за это нет смысла извиняться.
Мариан Хоук

- Потому что ты страшный.
- Это я старший?!
- Ты что, старший?
- А, ну да, я старший.
очень бухие Алистер и Гаррет

Максвелл поднял взгляд зеленых глаз на Каллена. Что было в этом взгляде больше – горечи или решимости, трудно сказать. – Ты прав. Я забыл, кто я есть. Я плохой Инквизитор. И, видимо, все же плохой брат, – глубокий вздох. Признавать свои ошибки было тяжело, но Тревельян умел это делать.
Максвелл Тревельян

– Демоны будут петь вам что угодно, командор. Только вам решать, повторять ли их песнь.
Солас

– Демоны, немного заговоров, предательства, что-то там с магией крови, еще целая куча дерьма и я, – проходя в кабинет, ответил на вопрос Гаррет, который был задан не ему. Но он его слышал и был оперативнее в этом вопросе, чем рыцарь-капитан, так что ответ засчитан. – Выбирай, что больше нравится.
Гаррет Хоук

Что мы имеем? Долговязый парнишка с палкой в руке, что раскидывает своих врагов направо и налево, что даже разбойница залипла, наблюдая за его магическими фокусами (в Хайевере маги бывали всего пару раз), здоровенный воин, который просто сбивает своим щитом врагов, подобно разъяренному быку, и ведьма, которая только одним видом своих обнаженных грудей убивает мужчин. Ну или взглядом. Ей даже ее коряга не нужна.
Эдлин Кусланд

Слуги переглянулись и лишь незаметно пожали плечами. Правители Ферелдена частенько играли другие роли, и уже за столько лет все привыкли.
Эдлин Кусланд

– Выглядишь просто отвратительно, – тактичность, Карвер, ты вообще знаешь такое слово?
Карвер Хоук

Сам Гаррет бы скорее всего попытался подойти ко всему с юмором.
– И в чем стена виновата? Неужто это она вероломно набросилась на простынь? – С которым у тебя, Карвер, тоже не очень. Может, шутка и была бы забавной, если бы ты не произнес ее таким убитым тоном, болван.
Карвер Хоук

– Забираю свои слова, – мельком глядя на зеленоватого духа, который все еще бездействовал. – Ты весьма милый.
Гаррет Хоук

– Я не произнесла и половины заклинания. Конечно же ритуал не подействовал. Покойники совершенно не хотят возвращаться к загробной жизни и не пугать живых в свободное время, –
Мейллеонен Лавеллан

Dragon Age: Trivius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » Вот это поворот!


Вот это поворот!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата: 9:37 12  Джустиниана.
Место: пещеры рядом с Кирволлом.
Участники: Герферелд, Мерриль.
Описание эпизода: иногда ты можешь найти совсем не то, что ищешь. И вряд ли это тебя обрадует, если твоей находкой оказалась дыра в земле, из которой вот-вот могут повалить порождения Тьмы...

+1

2

Герферелд сидел. Сколько он сидел он не знал, потому что не умел отмерять время. Его развлечения на Тропах были весьма скудны, вот одно из них, собственно - он водил палкой по земле и пытался нарисовать то, что видел. Рисунки выходили так себе, знаете ли, но они все прямо-таки с душой выполнены были. Если когда-нибудь видели свои рисунки, которые маме рисовали или ваши младшие братья-сёстры рисовали или просто какие-то детские рисунки наблюдали, то вы вполне можете себе представить уровень художественности рисунков Герферелда.
Пытался он сейчас нарисовать нага. Наги ему нравились, они бегают такие, тишину ищут. Он одного пытался поймать, но случайно убил, расстроился и больше этим не занимался.
Эмиссару сейчас крупно повезло - он нашёл очень тихое место, какой-то забытый гномий форпост, где было много нагов. Эти милые создания шныряли тут и там и порождение тьмы вело себя максимально тихо, чтобы их не спугнуть, чтоб на них можно было много и долго смотреть и пытаться их нарисовать.
Он натянул свою повязку чуть повыше на нос. Дышать ему было совсем не тяжело, учитывая что у него не было толком носа. Две большущих дырени, которые вполне неплохо втягивали воздух. Иногда даже слишком хорошо, надо бы заметить. В прошлый раз они забились пылью и туда залез какой-то жук, Герферелд долго пытался его выковырнуть оттуда, в итоге набрал в лёгкие побольше воздуха и выдохнул его всё-таки.
Вдруг наги зашевелились и начали разбегаться. Эмиссар резко встал со своего места, отбросив палку и схватившись за посох. Из дыры, ведущей на Тропы, послышалось какое-то движение, шипение, бормотание. То были его менее разумные собратья, которые решили, видно, проверить, куда ведёт эта дыра, как ранее хотел это проверить любознательный гарлок.
Посох вспыхнул от направленной в него магической силы. Для Герферелда другие порождения тьмы часто являлись такой же угрозой, как для других гуманоидов Тедаса. Особенно если он не прибивался к ним и проявлял какую-то самостоятельность.
Из дыры действительно выходили порождения тьмы. Сначала вурдалаки-разведчики, потом пара гарлоков...Вообще отряд! И даже Вожак позади. Он с силой наступил на пробегавшего мимо нага, чем вызвал в Герферелде волну негодования. Ну понял бы он, если б Вожак сейчас его поднял и начал бы есть, но зачем просто так, вот просто так, безо всякой причины, безо всякого смысла, лишать жизни бедненькое животное?
Они все уставились на эмиссара, рыча и шипя, явно проверяя, кто он такой, что из себя представляет. Их коллективного мышления он более не слышал, поэтому понятия не имел, что заставляло их просто стоять и смотреть на него, что они ощущали, когда это делали. Гарлок объективно понимал, что силы не равны и что эта тёмная братия загораживает ему единственный путь к отступлению. Он не был достаточно умён, чтоб придумать какую-то стратегию сходу, поэтому как-то глупо и боязливо попятился назад.
В этот момент откуда-то сверху послышался шум и начали сыпаться камни, прямо перед ногами Герферелда. Конфликт, который вот-вот должен был разгореться во всю, со всеми этими сыпаниями заклинаний в разные стороны и стрельбой, приостановился. Все порождения тьмы, включая Герферелда, тупо уставились наверх, не понимая, что за ерунда происходит.
Но эмиссар всё-таки соображал побыстрее, чем все эти ребята, поэтому успел наслать на них массовый паралич. Ну так, на всякий случай. И подержать их под действием заклинания, хотя бы пока эти камни не перестанут сыпаться. Он не хотел их убивать и не хотел, чтобы их убило камнями. Он был уверен, что он сможет убежать потом. Вот так же, оставив их под заклинанием, точно, и просто обежав их за их спинами.
- Да, точно. Герферелд умный... - довольно сказал он сам себе.

+1

3

Вот уже который день подряд Мерриль старательно следовала советам Варрика и не засиживалась дома. Вот, например, последние несколько дней эльфийка была занята тем, что искала материалы для починки крыши – во всяком случае, так думала она сама. На деле же Мерриль занималась исключительно брождениями по городу и забреданиями в непонятные места непонятными путями. Впрочем, ничего нового.
А вот сегодня эльфийка решилась на что-то новое: огромный фолиант из её лачуги, который, казалось бы, был зачитан за несколько лет от корки до корки, дал подсказку, где можно найти ключ к разгадке тайны Элувиана – и, соответственно, его ремонтирования. Легенда, на которую Мерриль раньше не обращала внимания, гласила, что существует у гномов, что жили близ Киркволла, чудо-камень, с помощью которого можно починить практически всё, что угодно. Больше легенда не гласила ничего. Как выглядит камень? «Увидивший его узнает». Где его найти? «В гномьих руинах бесстрашный найдёт его». Как им воспользоваться? «Гномья мудрость откроется всякому, взявшему его в руки». Одним словом, ничего, совершенно ничего конкретного и способного помочь. Но Мерриль готова была уцепиться даже за этот обрывок информации.
Изучив старые и новые карты Киркволла и предместий, вспомнив о Глубинных тропах, вход на которые был где-то недалеко от города, эльфийка смогла примерно представить, где ей искать пещеры, которые выведут её к гномьим копям – или хотя бы пройдут неподалёку. За помощью к своим товарищам вообще и Хоукам в частности Мерриль решила не обращаться – в конце концов, совершенно неизвестно, есть ли там действительно что-то, что достойно внимания героев Киркволла, а ударить в грязь лицом – в очередной раз – категорически не хотелось. В конце концов эльфийка отправилась на разведку сама, на всякий случай оставив на столе в своей лачуге лаконичную записку «Скоро вернусь».

Поплутав по местам, которые когда-то давно ей были известны, – ещё во времена проживания вместе со своим кланом – Мерриль набрела на нужные ей пещеры. Приготовившись к тому, что впереди её может кто-то ждать, эльфийка достала посох и прошла вперёд, навстречу к неизвестному.
Но нет, ничего ужасного не произошло: не считая одного гигантского паука, с которым эльфийка достаточно быстро разобралась, жизни её ничто не угрожало. Во всяком случае, пока. И Мерриль аккуратно шла по своему пути, который, по правде сказать, не был толком известен даже ей самой. Только вера в то, что кто ищет – тот обязательно найдёт, подогревала энтузиазм эльфийки.
Как же дитя природы не любило пещеры! Настолько, что даже на Глубинные тропы не пошла – конечно, причина была ещё в том, что для неё просто не хватило места, но Мерриль тогда ничего против и не имела. Под землёй она себя чувствовала так же неуютно, как гном-подземник на поверхности.
Пещеры решили ответить эльфийке тем же: проходя по очередному лабиринту, сразу после пятой развилки налево, Мерриль была вынуждена ненадолго притормозить, так как в воздухе запахло чем-то неладным. Неладное решило не заставлять себя долго ждать, и пол под ногами девушки мелко затрясся. Толком не понимая, что к чему, эльфийка успела только достать посох – и вслед за этим рухнуть вниз, полетев в неизвестность вслед за обрушившимся полом.
Летела девушка недолго, и даже успела сгруппироваться так, чтобы ни посох, ни она сама не пострадали. На месте приземления Мерриль резко выпрямилась и осмотрелась. В ответ на неё внимательно посмотрел отряд порождений Тьмы, жутких существ, с которыми эльфийка раньше пересекалась буквально несколько раз, и то по большей части в Фереледене.
На этот раз реакция девушки сработала более чем молниеносно: прошептав заклинание взрыва разума, Мерриль отбросила от себя врагов, вслед за этим пустив цепную молнию по части противников, логично рассудив, что с магами она справится как-нибудь потом, а вот стрелы и мечи – вполне себе серьёзная опасность для её тонких одежд. Прокляв одного из гарлоков, которые, что-то шипя, уже направились в её сторону, девушка нанесла ему несколько атак – и тот, издав предсмертный вопль, прихватил с собой ещё нескольких своих товарищей, будучи настоящей ходячей бомбой. Обратив в камень наступающего вожака (временно, конечно, но эльфийке и надо было выиграть время), Мерриль развернулась, чтобы атаковать стоявшего отдельно от основной группы эмиссара (или кто это был, неважно - союзников в подобных местах ждать не приходилось) – но стрела, прилетевшая откуда-то сбоку (опять, опять не углядела!), попала в плечо эльфийке. Вскрикнув, Мерриль замешкалась – и, разумеется, никакого заклинания сотворить уже не успела…

Отредактировано Мерриль (2015-03-30 16:10:22)

0

4

Как вы думаете, почему Мерриль пришлось сражаться с порождениями тьмы?
Правильный ответ: потому что Герферелд идиот.
Дело всё в том, что как только появилась эльфийка, в голове у него заиграла какая-то божественная музыка, её лик осветился божественным светом, а сердце у него забилось чаще. Если вы смотрели хоть какое-нибудь аниме, то вы видели такие моменты, когда персонаж с открытым ртом смотрит на объект воздыханий, а объект воздыханий весь такой на светлом фоне, дует лёгкий ветерок, лепестки сакуры, блеск какой-то, все дела. Вот это был примерно такой же момент. Поэтому заклинание, сдерживавшее отряд порождений тьмы, которое наложил Герферелд, спало.
Он не мог понять, почему с ним это происходит, но один только вид эльфийки заворожил его настолько, что он не мог оторвать от неё взгляд. Каждое её движение казалось ему великолепным, грациозным, достойным восхищения. Гарлок очнулся от этого наваждения только тогда, когда она вскрикнула и он увидел брызги крови, что полетели в разные стороны от места, куда ей вонзилась стрела. В нём заклокотала ненависть, причём жгучая, страшная. Он даже не узнал самого себя в этот момент и немного испугался, но поделать с ней ничего не мог.
Эмиссар оттолкнул Мерриль от следующей стрелы, приняв на себя ещё ряд выстрелов, а затем грозно зарычал, испуская из своего посоха ветви молний, повторяющихся раз за разом, что поражали весь отряд сразу. Он убил их всех, а затем, вынув из себя стрелы, высосал их жизненную энергию уже из трупов. Пахло палёной плотью.
Тяжело дыша, он припал на колени. Слишком много сил истрачено, нельзя так делать. Архитектор же говорил, что их тела несовершенны, что им не стоит много усердствовать с заклинаниями...но его на тот момент мало волновало собственное здоровье. Тем более что оно сейчас станет получше. Гарлок недолго будет в таком состоянии. Он подышал ещё немного и повернулся к эльфийке.
- Герферелд всех убил, - сказал он ей. - Герферелд не будет трогать долийку. Герферелд может заразить эльфийку скверной и тогда она...она начнёт слышать страшные вещи, а Архитектора здесь нет, он не сможет остановить это. Герферелд знает, что его кровь заразная, а эльфийка крово...крово...кровопускается. Пусть эльфийка перестанет кровопускаться, Герферелд сможет её трогать.
Он поднялся на ноги, подошёл к дыре в потолке и осмотрел её, затем посмотрел на дыру на Тропы, снова перевёл взгляд на Мерриль.
- Эльфийка пришла сверху...Герферелд правильно думает, там поверхность? Тогда нужно закрыть все дыры... Нельзя, чтобы порождения тьмы прошли наверх, Герферелд знает, они очень опасные и злые. Герферелд тоже был таким, но сейчас он другой, Герферелд изменился. Архитектор изменил многих, но не всех. Он Отец, но он не любит когда его так зовут, хотя это так. Эльфийке не больно? Герферелд виноват, Герферелд забыл что читал заклинание, когда она появилась. Она очень красивая. Как мабари. Герферелд хвалит внешность эльфийки, эльфийка понимает?
Гарлок начал таскать камни к дыре на Тропы, все среднего размера, чтобы заделать дыру ими. Ему было тяжело, но он старался не ударить в грязь лицом перед эльфийкой, хотя беспардонно пялился на неё каждый раз, когда брал булыжник в свои хлюпенькие ручонки.
- Пока Герферелд закрывает проход, эльфийка расскажет о себе? Почему эльфийка сюда попала? Герферелд давно не видел никого. Герферелд давно здесь. Он давно молчал или говорил сам с собой. Говорить самому с собой скучно. Слушать самого себя неинтересно, потому что самому себе ничего нового не скажешь, как ни пытайся. Герферелд пытался много раз, но ничего не получалось.
Повязка с лица гарлока от натуги спала и он обнажил свои зубищи, своё безобразное лицо полностью. Стыдясь этого, он откинул камень в сторону, спешно натягивая повязку и оседая вниз, закрывая лицо руками.
- Не смотри, эльфийка, пусть эльфийка не смотрит, не видит! Герферелд ужасный... Герферелд гарлок, как ни пытайся его повернуть...Герферелд такой ужасный... А эльфийка такая красивая...
Он впал в подобие кататонии, из-за того, что так легко продемонстрировал самого себя и завыл, как обиженный ребёнок. Ему было так обидно, так горько! Ну почему он гарлок? Почему он такой гарлок?

+1

5

Мерриль не понимала, что происходит. Вот она стоит в окружении гарлоков, с раненой рукой и небольшими шансами на спасение – а вот уже лежит на земле, откинутая в сторону… Что её отбросило? Эльфийка не успела среагировать – и пока не могла, потому что по залу пролетали молнии, и попадаться под них не стоило. Неужели тут появился ещё один маг, который и спас девушку? Откуда же он пришёл? Не мог же свалиться с неба, как и она, верно?
Когда обстрел закончился, девушка позволила себе приподняться на одном локте, чтобы посмотреть, что произошло. Вокруг лежали смердящие трупы порождений тьмы, а рядом с ней, эльфийкой, на коленях стоял… Кто? Девушка одной рукой – той, на которой и приподнялась, - подтянула своё тело поближе к посоху, чтобы в быть готовой ко всему. Это же надо было так поступить! Взять и просто ничего не делать, когда рядом такое вот происходило! А если бы это был враг? Так просто смириться со смертью? Какой кошмар, Мерриль, как ты до этого дошла? А кто будет возвращать знания и мудрость эльфийского народа? Но нет, кто-то начал с ней говорить.
Эльфийка молча выслушала всё, что говорил ей кто-то – Герферелд, как он сам к себе, видимо, обращался. Широко открытыми глазами девушка внимательно следила за каждым его действием. Если его кровь заразна – значит, он…? Мерриль резко встала, приложив для этого много усилий: непросто подниматься на ноги, когда у тебя движимая только одна рука, потому что из второй всё ещё торчит стрела. Поднявшись на ноги, Мерриль обхватила стрелу и, напрягшись, вытащила её из раны (благо засела она неглубоко – из порождений тьмы стрелки так себе). По телу волной прошлась жгучая боль, постепенно затихая. Больше не должно было быть больно. Только вот рану… Мерриль вспомнила о том, что по дороге прихватила эльфийский корень, что рос рядом со входом в пещеру. Минимальных медицинских знаний девушки хватило для того, чтобы обработать этим корнем рану. Параллельно она слушала всё, что говорил Герферелд, сама продолжая отмалчиваться.
Левая рука, колдовавшая над раной, замерла, когда существо спросило, не больно ли эльфийке. Порождение тьмы, которое волнуется о том, чтобы ей не было больно? Говорящее порождение тьмы, которое беспокоится за Мерриль?... Говорящее порождение тьмы, которое беспокоится за Мерриль и только что спасло ей жизнь?! До эльфийки опять не очень быстро дошло, что к чему, а когда наконец дошло, она охнула и развернулась к разумному эмиссару.
- Да, поверхность… - эхом отозвалась девушка, - зачем ты меня спас? – но Герферелд не успел ничего ответить: с его лица спала повязка, обнажив его лицо. Ну, или то, что можно было назвать лицом – всё-таки порождения тьмы никогда не были красавцами, как ни крути, пусть даже Мерриль раньше и видела существ поужаснее… Девушка, увидев это, машинально отшатнулась назад – а потом ей стало за это очень стыдно, потому что она услышала слова, которыми сопровождал гарлок натягивание на себя капюшона. Такие искренние переживания… Что-то остро заныло в грудной клетке эльфийки, словно она начала... сопереживать гарлоку? Да, это, наверное, было именно то, что она и сделала. Удивительно. Но ему же так больно! И он её спас, в конце концов!
- Герферелд, успокойся! – произнесла эльфийка, подбегая к нему, - всё хорошо, всё в порядке, правда-правда, - девушка не знала, что она могла бы сказать, чтобы успокоить эти неистовые переживания, - ты… ты хороший! – у Мерриль язык не повернулся сказать, что он красив на внешность – нет, не могла она в ответ на такую искренность, которой аж в пещере повеяло, сказать неправду. Но и правда… Вряд ли была тем, что могло привести в чувство – ведь из-за правды как раз начал расстраиваться эмиссар, верно? Девушка кинула взгляд на ладонь правой руки – там не было никаких царапин и ранок – но не решилась прикасаться до гарлока. Было страшно заразиться от него.
- Ты спрашивал меня, откуда я, верно? – девушка решила попробовать отвлечь создание, - ты прав, я с поверхности. Я искала гномьи пещеры, в которых, как говорят старинные легенды, лежит одна чудесная вещь, с помощью которой можно починить практически всё, что угодно. Я узнала об этой легенде, когда искала что-то, что поможет починить кое-что невероятно ценное… Вот я и пошла в пещеры рядом с городом, а в пещерах уже пол под моими ногами обвалился – так я и оказалась здесь, где ты меня спас, - Мерриль говорила намного медленнее, чем обычно, певуче растягивая слова. Казалось, что она не историю своего путешествия рассказывает, а одну из чудесных эльфийских легенд, знаниями о которых полнилась её голова.
Девушка сама не до конца понимала, что же она делает. Но, на самом деле, к чему-к чему, а к этому Мерриль было не привыкать.

0


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » Вот это поворот!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC