Век Дракона, 9:37 — 9:41

Ходят слухи, что...
Король Ферелдена мертв, однако иные утверждают, что он активно обхаживает Наместницу Киркволла.
Видимо скоро Ферелден либо расширит свои границы, либо сменит правителя.

СЮЖЕТПРАВИЛАКЛАССЫРОЛИГОСТЕВАЯ

    Натаниэль Хоу

    Серые Стражи ждут не дождутся своего бывалого лучника.

    Изабела

    Королеву морей ждут товарищи в Киркволле и еще не разграбленные сокровищницы.

    Дориан Павус

    Лучшие усы Тедаса ждут приключения в Тевинтере и Инквизиции!

Добро пожаловать
на Dragon Age: Trivius!

система игры: эпизодическая

рейтинг игры: 18+

Подслушанное:

- Ее зовут Бешеная. Это кличка. Не прозвище
- Лето. Кличка. Не время года. То есть и время года, но не сейчас, сейчас только кличка.
Эдлин и Гаррет

- Я тут новая экстренная помощь, пока мой отряд со всем не разберется.
- Я тут старенькая не экстренная проблема.
Эдлин и Гаррет

В этом были они все - если бы Мариан сама сейчас не сказала, где они, то он бы сам спросил. Семья на первом месте: они всегда вместе, они всегда встанут друг за друга, если потребуется, а как показала практика, требуется очень часто.
Гаррет Хоук

Каждый разговор по душам, даже самый неуклюжий, стоило закончить утопая в выпивке.
Карвер Хоук

Мальчик, больше двадцати лет, боится произнести в слух хоть какое-то слово. Однако, если не сказал бы ничего, то просто бы расплакался, а это было бы еще хуже. Все-таки он маг огня, а не маг слез.
Гаррет Хоук

Вздох. Хотелось плакать, но какой толк в слезах? Ее никто не защитит, никто не позаботится. Потому что это она должна заботиться, это она должна защищать свою семью.
Мариан Хоук

Отец был магом, но при этом спокойно защищал семью. Гаррет тоже должен. Должен, только вот что-то не получается.
Гаррет Хоук

Ты был собой, за это нет смысла извиняться.
Мариан Хоук

- Потому что ты страшный.
- Это я старший?!
- Ты что, старший?
- А, ну да, я старший.
очень бухие Алистер и Гаррет

Максвелл поднял взгляд зеленых глаз на Каллена. Что было в этом взгляде больше – горечи или решимости, трудно сказать. – Ты прав. Я забыл, кто я есть. Я плохой Инквизитор. И, видимо, все же плохой брат, – глубокий вздох. Признавать свои ошибки было тяжело, но Тревельян умел это делать.
Максвелл Тревельян

– Демоны будут петь вам что угодно, командор. Только вам решать, повторять ли их песнь.
Солас

– Демоны, немного заговоров, предательства, что-то там с магией крови, еще целая куча дерьма и я, – проходя в кабинет, ответил на вопрос Гаррет, который был задан не ему. Но он его слышал и был оперативнее в этом вопросе, чем рыцарь-капитан, так что ответ засчитан. – Выбирай, что больше нравится.
Гаррет Хоук

Что мы имеем? Долговязый парнишка с палкой в руке, что раскидывает своих врагов направо и налево, что даже разбойница залипла, наблюдая за его магическими фокусами (в Хайевере маги бывали всего пару раз), здоровенный воин, который просто сбивает своим щитом врагов, подобно разъяренному быку, и ведьма, которая только одним видом своих обнаженных грудей убивает мужчин. Ну или взглядом. Ей даже ее коряга не нужна.
Эдлин Кусланд

Слуги переглянулись и лишь незаметно пожали плечами. Правители Ферелдена частенько играли другие роли, и уже за столько лет все привыкли.
Эдлин Кусланд

– Выглядишь просто отвратительно, – тактичность, Карвер, ты вообще знаешь такое слово?
Карвер Хоук

Сам Гаррет бы скорее всего попытался подойти ко всему с юмором.
– И в чем стена виновата? Неужто это она вероломно набросилась на простынь? – С которым у тебя, Карвер, тоже не очень. Может, шутка и была бы забавной, если бы ты не произнес ее таким убитым тоном, болван.
Карвер Хоук

– Забираю свои слова, – мельком глядя на зеленоватого духа, который все еще бездействовал. – Ты весьма милый.
Гаррет Хоук

– Я не произнесла и половины заклинания. Конечно же ритуал не подействовал. Покойники совершенно не хотят возвращаться к загробной жизни и не пугать живых в свободное время, –
Мейллеонен Лавеллан

Dragon Age: Trivius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » Разные


Разные

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время и место:
За пару месяцев до событий Инквизиции.
Озеро во Внутренних Землях Рэдклифа, Ферелден.
Сумерки.
Участники:
Эринис, Солас
Описание эпизода:
Случайная встреча эльфа павшего и эльфа возвышенного.

0

2

О, как же больно. Больно, больно, больно.
Каждый шаг даётся с трудом, по ногам стекает кровь, уже подсыхающая, но всё ещё мерзко-липкая. Или ей уже просто кажется, что она все ещё липкая?
Она не выдержала месяц, не смогла. Этот больной сын матки мучил её почти месяц, обещая, что он вернет её "в презентабельном виде" Десоте, но он перед этим намеревался уничтожить её, сломать изнутри. Теперь она понимала, почему на неё так смотрели другие девочки, когда богач показал на Эринис пальцем. О да, могли бы предупредить. И она могла бы задуматься почему это эти девочки с ухмылками слушают обо всех трудностях, с которыми сталкивались их коллеги.
Всё то, что Эринис видела до встречи с этим монстром - так, ерунда. Она понимала, что ей нужно было просто потерпеть, но...он продлил срок. Ему нравилось, как Эринис умоляла его остановиться, как просила еды, воды, а он продолжал издеваться над ней. Избивал, насиловал - это ерунда. Все так делают, это издержки профессии. Но он был изощрённым садистом, каждый день придумывавшим что-нибудь эдакое. То она была его "священной птичкой", которую обваливали, нагую, в перьях и кормили червями, а потом... Ох, Дыханье Создателя.
На шее - следы от ошейника, так называемые, странгуляционные борозды. Горло пылает от боли, она закашливается, давясь слезами.
Он называл её мусором, заставлял ползать по земле, есть землю, изображать из себя собаку, кошку, лошадь, птицу, душил, бил, насиловал и давал "поиграть" друзьям. Неужели Десоте настолько были дороги деньги?...
Месяц. Психика Эринис безнадёжно катилась в бездну, она даже не понимала где находится. Просто сбежала. Хотя как сказать, сбежала? По-началу она просто резво ползла, это уже в процессе она поднялась на ноги. На ней было надето лёгкое ночное платье, подраное и грязное, полупрозрачное.
Она пряталась ото всех путников, стыдясь себя. Давно уже не ощущала она такого стыда, жгучего, разрывающего изнутри. Волосы спутанные, вся замученная, жуткая, а глаза пустые и мутные, как у рыбы. Её бы, наверное, приняли бы за порождение тьмы издалека и застрелили бы и сожгли на всякий случай.
Но сейчас опускались сумерки, крестьяне уходили к себе в дома, поэтому из своего псевдо-убежища в виде небольшого оврага, прикрытого травой и ветками, она-таки выбралась и поплелась к озеру, которое видела ещё днём.
И вот, идёт.
"Сбежала" она ранним утром, под каким-то зарядом адреналина, не иначе. Ползла в свином дерьме, под забором, на волю. Она вернется к Десоте, разумеется. Но он не будет рад её видеть. Скорее всего, он ей даже не поверит. Потому что другие возвращались нормально. Возможно, богач действительно продливал срок, чтобы вернуть девушкам товарный вид, который он изрядно портил за то время, что удовлетворял свои мрачные потребности.
Вода. Она посмотрела в своё отражение и ей стало ещё гаже на душе.
Эльфийка, кажется, звала маму, когда появилась дубина, которую он называл "третьим рогом огра".
Эринис задумалась над смыслом своего существования. А ведь действительно, богач был прав. Она - ничто. Мусор. Её жизнь ничего не стоит, не стоит даже тех золотых, что Десоте за неё дали.
Она медленно зашла в воду, по самые бёдра. Вода холодная, почти ледяная, но её горящему, ноющему телу она приятна, она ласкает её, успокаивает.
Ей хочется покончить со всем этим раз и навсегда. Она оборачивается в поисках пирса и выходит из воды, чтобы забраться на него. Берёт увесистый камень в руки и отрывает часть от платья, повязывая его себе вокруг талии. Уже попроще, она совсем остыла и больше, кажется, ничего не чувствует. Доходит до самого конца и закрывает глаза, поворачиваясь спиной к воде. Камень держит двумя руками, дрожа и тихо всхлипывая. 
А падает красиво, будто так и должно быть, кажется, что дьявольски медленно, но, на самом деле, так быстро.
О, как хороша эта ледяная вода, которая похоронит её на самом дне...
Она падает в воду с громким плеском и камень тащит её на дно. Она открывает в воде глаза и смотрит на то, как удаляется она от поверхности воды вниз...или нет?
А вот и нет. Она всё так же стоит на пирсе и камень держит. Духу не хватает. Страшно. Даже тот факт, что спиной стоит, не помогает ни разу. Садится на пирс, положив камень перед собой и жалеет себя, ох жалеет.
"Поболит - перестанет, поболит - перестанет..." - повторяет про себя, раскачиваясь взад-вперёд.

Отредактировано Эринис (2015-03-17 17:12:54)

+1

3

Он все ещё не привык. Конечно, он смотрел за тем, как все менялось, как одни войны сменялись другими, как появлялись новые конфликты, новые города, даже новые модные течения. Но все равно было не привычно. Были новые обычаи, новая одежды, новые города, правители, устои. Разве что оставались все те же грехи, но вряд ли кто-либо когда сможет это исправить, как бы не старались. И то, в некоторых вопросах грехи стали только хуже, что не могло не удручать. Все менялось со временем, он наблюдал это лично. Даже местность. По большей части за всю его жизнь гора не поменяли свое положение, леса остались лесами, а в пустынях не разлилось море, но все-таки что-то поменялось. Ему приходилось путешествовать и по землям современного Ферелдена и, к примеру, появились некоторые новые озера, когда другие высохли или стали меньше. Это чуточку затрудняло его передвижение. Как сейчас - он совсем не ожидал встретить на своем пути водоем. Впрочем, это объяснило, почему в полуднях пути отсюда была небольшая деревушка, которую он успешно миновал, но все же...

Все равно вечерело, так что он решил не продолжать свой путь. который пока был без особой цели и остановки. Он шел только на небольшой след, который едва мог услышать среди этого потока искаженной магии, возрастающей от войны магов и храмовников. Чуть поодаль от пристани, весьма новой, между прочим, наверное, жители деревушки построили для своего удобства, было весьма удачно поваленное дерево, так что вопросу куда кинуть свои пожитки не встал. Тем более, его барахла, безусловно, было "так много", что прямо и целой поляны не хватит.
Огонь пока разводить не стал, просто потому что ему все равно нечего на нем готовить, да и на улице достаточно тепло, зачем зря переводить хворост. Потянулся к своему небольшому рюкзаку, чтобы посмотреть что вообще есть съестного, но услышал шевеление близ пристани. Он чувствовал чье-то присутствие и до этого, но оно было вдалеке и эльф точно не мог видеть, что именно твориться. Какое-то время он просто смотрел издалека.

Эльфийка, разгуливающая в таком виде, что даже просто глядя со стороны становилось немного больно, подбирает камень, рвет платье, которое вряд ли выдержит порыв ветра, что уж там говорить про этот камень или её вес. Немного ждет. Пока это не его дело. Сейчас у него нет права вмешиваться в то, что твориться в мире, как и не было никогда. Только вот все равно больно смотреть. Она стоит на пирсе и не двигается какое-то время. Вот что происходит, когда большинство теряют какой-то путь. У него нет права пока вмешиваться, как и не было раньше. Но он вмешивается.

- Ты делаешь это не правильно, - он выходит на более расчищенную местность перед пристанью, скрестив руки на груди. - Особенно если хочешь просто поплавать.

+1

4

Девушка слышит голос, который обращается к ней и по-началу даже не верит, что это реальность. Потом понимает, что если и слегка сломалась в области мозга, то не настолько, чтоб начать слышать голоса. И первой мыслью была, преисполненная первобытного страха, версия о том, что богач всё же решил поискать её и в ночи.
Долийка вздрагивает, нервно оборачиваясь на обладателя голоса. Им оказывается эльф, не то чтоб в годах, но и не молодой, не совсем бедняк, но и не при деньгах, не совсем отшельник, но и не похожий на того, кто путешествует с кем-то на пару или в отряде. По виду - не долиец, хотя лица его и не видно почти. По крайней мере, она не видит татуировок, вроде как.
Эринис усмехнулась, тихо и невесело рассмеялась, покачала головой отрицательно и с натянутой улыбкой отозвалась:
- О да, пожалуй что пловец из меня неважный... Я просто выгуливаю свой камень, его зовут Герцог. Герцог, поздоровайся с дядей? - она поднимает камень к лицу и цокает языком. - Он у меня не приветливый, чужих боится...
Ну что она из себя корчит-то? К чему это паясничество? Вот прямо сейчас, серьезно? В таком виде? Эльфийка отворачивается от случайного встречного, подвигается к краю пирса поближе, свешивая с него тонкие ноги с обшарпанными коленками. Камень снова ложится к ней на колени, а её лицо, в отражении воды, всё ещё безобразно измученное.
"Экая из меня Долийка! Маменька, посмотри на меня! Где же мои манеры..."
- О, да, совсем забыла. Андаран атиш'ан, присаживайтесь, странник! - произносит она вслух, поднимая одну руку вверх, с ложной торжественностью, опьяненная собственной ущербностью.
Она смеётся и плачет вместе, приложив ладонь ко лбу. Истерический смех всё же в итоге сходит на нет, сменяясь плачем. Благо не рыданиями, ведь, разрыдавшись, она бы окончательно сдалась. А тут ещё вроде ничего, даже дерзости, такие прям, по-Десотовски забавные, из себя выдавила.
- Простите, я не в самом лучшем состоянии... - шмыгнув носом сообщает эльфка. - Да оно и так видно...
Повернуться на Соласа ей стыдно, она даже не уверена, что он не ушел. Вообще глупо и наивно полагать, что в это время кому-то есть дело до боли и страданий совершенно не знакомых людей, когда некоторым нет дела даже до страданий близких. Герои все перевелись после Мора, как не было их до него, любовь с первого взгляда - книжная выдумка, как и честолюбивые мужчины и преисполненные любовью к ним женщины, все эти истории про добрых странников, которые помогают обездоленным и пригревают их у своего костра - враки, чтоб дети не прыгали со скал с самого детства. А ведь и она верила в них буквально недавно. Верила, что однажды закончится всё это хождение по мукам, приукрашенное сладкой музыкой, танцами до упаду и сладкими голосами бардов. Но, как говорится, упс.
Обессиленно выдохнув, Эринис вытерла свои глаза, и обхватила своё дрожащее тело руками, обнимая саму себя.

Отредактировано Эринис (2015-03-19 16:58:50)

+1

5

Какая личность будет перед попыткой покончить с жизнью шутить, та, что сломлена окончательно или та, что не сломлена вообще?
- Я прощаю не общительность камня. Тем более, я слышал, они не любят воду, - Она часа начала говорить в таком настроение, он только подхватил. Тем более, разговор вообще как факт может помочь, особенно спокойный. А вот уж в чем эльф сейчас был уверен, так это в том, что он спокоен, как гладь воды, которая была не потревожена до прихода девушки.

Валасалин у неё на лице, она здоровается с ним на эльфийском, но он не видел поблизости следов кланов, как и вообще все ещё поведение, одежда и так далее не подобает тому, кто только что ушел из общество ремесленников и охотников. Тут может быть история, может быть даже интересная, и, скорее всего, заставит ещё раз подумать о том, насколько сейчас все потеряно, как его народ заблудился. Все сейчас вело его к этим мыслям, разница только  в том - узнавал он их из впитанных тенью воспоминаний или лично из уст собеседника. Он не хотел ночами видеть ужасные истории, хоть те случались и не с ним, кто вообще в здравом уме захочет слышать мольбы, видеть кошмары и чувствоваться недосягаемость мечт?

- Андаран атиш'ан, даллен, - даже такой небольшой кусочек языка, на котором сейчас вряд ли спокойно говорит и десяток живущих, но все равно приятно слышать, особенно из уст другого эльфа. Им пора бы забыть звучание каждого слова, но они все равно произносят все ритмично, как мелодию, которую невозможно забыть, как умение ходить. Может быть он немного поторопился с обращением к ней, но он не полагает, что случайно может выглядеть не как старший или не как маг. Разве что посох остался рядом с его стоянкой, но роба и амулеты вряд ли отличительный черты воина или фермера. Да и все эльфы для него сейчас подобно малым детям, который надо было заново показывать что есть магия, что есть гордость, память и дальше по списку.

Он окончательно выходит из тени прибережных деревьев, проходя по деревянному помосту. Останавливается не надолго, задумавшись, правильно ли все делает. Хотя, хуже уже все равно быть не может, разве что только весь мир решит вывернуться на изнанку и перестроиться, но... какова вероятность, что кто-то внезапно решит этому поспособствовать? Маг садиться на край, рядом с эльфийкой, все равно этот пирс не достаточно большой, чтобы у него был выбор, опускает ноги в воду, так, что даже брюки немного намокли. Что ж, будет считать это одним из тех немногих разов, когда он постирал свои штаны.

- Если тебя это успокоит, я сейчас тоже не в лучшем своем виде. И, наверное, половина Тедаса может сказать тоже самое. А потом они поменяются местами с теми, кому сейчас весьма хорошо.

+1

6

Шаги. Неужто ли он решает к ней присоединиться?
Эльфийка удивленно вскидывает брови, глядя на то, как Солас присоединяется к ней. От мужчины веет спокойствием и какой-то неведомой силой. Это стало видно исключительно когда она присмотрелась к нему поближе, как стало и видно, что путник, вероятнее всего, маг. Он старше чем она, судя по всему, но предположить его возраст Эринис сложно.
Шмыгнув носом, она скептично усмехнулась. Чтоб представить себя, живущей лучше, ей приходится обращаться только к прошлому. Будущее видится очень печальным и безысходным, как его ни покрути. Чего ради она вообще влачёт свое бренное существование в этом мире? Есть ли на неё какой-то замысел, как на всякую тварь, что бегает и ползает по Тедасу и под Тедасом? У порождений тьмы больше целей, если задуматься. Они хотя бы ждут Мора.
- Не для всех уготована такая участь, - она покачала головой. - Не для тех, кто на самом дне, что просто не достать, если не задаться целью. На таком дне, откуда как ни вылезай, только закапываешься ещё глубже. А руку никто не протянет. Те, кто знает, что ты там, сами тебя туда и закопали... хотя, возможно, они думают, что это твой собственный выбор.
Эринис сглотнула ком, вставший в горле, махнув рукой, мол, неважно всё это.
- Расскажете о себе? Как вы...ну...оказались здесь? Из Круга ли вы? Или что мне нужно сказать или спросить, чтобы вы не уходили ещё немного?
Губы задрожали, но она похлопала себя по лбу и с силой потёрла подбородок, чтоб не заплакать. Ей хотелось бы, чтоб это звучало не как мольба, но, к несчастью, звучало именно так.
- Я понимаю, что вам, верно, всё равно кто я, что я, но вы хотя бы не задаете этот безучастный вопрос "что случилось?", который задают лишь бы узнать чего интересненького, а не потому, что им не безразлично что с вами. И не шарахаетесь от меня, как от прокаженной, хотя стоило бы... Но я прошу, не бросайте меня. Хотя бы ещё немного. Я уж столько лет...столько лет не видела таких лиц, как ваше... не знаю как сказать, чтоб как комлимент прозвучало. Можете даже помолчать, но только молю вас, Богами всеми молю, Создателем и Андрасте молю, если изволите почитать кого из них, не оставьте меня одну, хотя бы пока не погаснет последнее окно в той деревне.
Она махнула в сторону какой-то дальней деревеньки в домов этак десять, где ещё видно было, как горит свет.
- Я уйду потом. На дно озера или...не знаю куда. По дороге. Вперёд туда. Я даже решить толком не могу...
Молодая женщина не смела взглянуть даже на эльфа-собеседника, уж больно не хотелось ещё пуще на жалость давить, вот этими по-галльи глупенькими и замутнеными, жалостливыми глазками, тьфу на них, оторви да выбрось.
- Только не жалейте меня. Я не достойна этого.

+1

7

Она много говорила. Это не плохо, почти чистый поток сознания, который очень много о неё говорит. Но, с другой стороны, это означало, что ей не имеет большого значения кому и что говорить. У него даже не было особенной возможности вставить слово, он просто наблюдал со спокойным выражением лица. Хотя, ему было что сказать, чуть ли ни к каждому слову. Успеть вспомнить всех богов, причем, конечно, конкретизировать самом известного, успеть рассказать планы на вечер в случае чего, обобщить все человечество и спросить что-то про него и немного порассуждать об участи. И все это почти на одном дыхании.  Иногда приходится час-другой разговаривать, чтобы получить тоже самое. Разве что мольбы не уходить он редко получал, но тут, можно было сказать, особая ситуация.

- Не жалеть? Мне кажется, у меня не особенно есть выбор сейчас, - чуть нахмурившись, решил начать с того, за что вообще мог зацепиться. Раз он начал разговор, он уж точно не станет просто уходить, причем, далеко не потому что девушка так молила. Тем более, это было бы как минимум странно.

- Предлагаю немного сбросить обороты и начать заново, - улыбнувшись краешком губ, кивнул эльф, чуть посмотрел на собеседницу. Он точно ещё не привык к современному обществу. Надо было чаще... выходить в люди? Сам себе может показаться старым занудой, когда в голое пролетают мысли такие, как "в моем время совсем не так вели себя ночью около озера общаясь со незнакомцами".

- Меня зовут Солас, если это имеет значения, - по крайней мере, что было в его время, так и во все остальные, так это хорошая манера представиться, перед тем, как вести разговор длиннее, чем "Эй, ты, остроухий, посторонись".  - И тебе лучше не молить остаться на ночь случайного прохожего, я могу оказаться монстром, маньяком-убийцей или чем похуже. - Он чуть усмехнулся, в добавок думая о том, что если он скажет, кем на самом деле является, это и будет попадать под раздел "что похуже". - Не желаешь назвать себя?

+1

8

Она кивнула несколько раз, как-то нервно, непонятно к чему, в принципе. 
- Да, да...конечно. Меня зовут Эринис. Просто Эринис.
Эльфийка повернула голову к нему, наконец, решилась, неразумная. О, как он похож на те обличья благородных эльфов из рассказов Хранителя! Удивительно похож. Ему только Валасаллин не хватает во всё лицо, да так, может, пары атрибутов. Соласу можно было бы сыграть хранителя долийского клана, особенно не напрягаясь с вхождением в роль.
Осматривала она его молча, казалось, бегло, а на деле внимательно.
- Вы не такой, - уверенно утвердила она. - Я их видела. Я с ними говорила. Я им пела и танцевала. Я с ними спала. А от одного только что сбежала. Они хороши в артистизме, безусловно. Но стоит им увидеть жертву... Тут всё и видно. Конечно, до сих пор я вас особенно не разглядывала, но сейчас-то вижу. А если б вы им оказались, то, что ж, такова была бы судьба. У меня давно нет сил противостоять неизбежному.
Эринис провела кончиками пальцев по левой стороне лица, касаясь своего изуродованного Валасаллин. Мысли пока ещё путались, но, по крайней мере, у неё создалась иллюзия того, что она не одинока. Хотя бы на время. Это было для неё очень важно и ценно, что Солас остался.
- А впрочем, есть ли нужда говорить о столь безнадёжно утраченном, коли нет возможности это вернуть?... здесь так... красиво, вы не находите? Эти звёзды, эта земля...посмотрите, как чиста вода этого озера...Здесь так тихо и спокойно, место так и располагает к задушевным беседам и романтике, к поэзии и воспоминаниям о былом!
Эльфийка расставила руки в стороны, словно готовая обнять весь пейзаж, что расстилался перед ними.
- Мне даже вспомнилось...уж не сочтите за дерзость, Солас, но больно хочу процитировать.
Эльфийка вынула одну ногу из воды, прижав её коленом к груди, а второй ногой выписывала по водяной глади восьмёрки. По глади озера побежали круги, куда-то вдаль и она тихо усмехнулась этому.
- Кабы я была долийкой, тихо молвила эльфийка, я бы эльфам из лесов родила б героя вновь, - начала Эринис часть из какой-то Десотовской истории. - Для того, чтоб каждый эльф, раз взглянувши на него, вслед за ним пошёл без слов! Чтоб вернул он честь народу, чтобы чтил лесов природу, чтоб он магию творил, сладки речи говорил...Моё дитя бы не страшилось ни детищ тьмы, ни Тени мглы, не знал бы он порочных мыслей, соблазнов демонов речей...но в эльфинаже рождена, мечта моя глупа, над телом шемлен поглумился... Над головою - звёзд ковёр, меня он выбросил как мусор... И вот, у озера одна, стою, желая смыть позор, пока на Тедас вечер опустился.
И так уж это певуче прозвучало, грустно, тихо. Злободневно ещё, к тому же. Атмосфера уж больно была похожей.
Она вздохнула.
- Там хоть и кажется, что всё плохо, но эту эльфийку подбирает долийский клан, её берёт в жёны Хранитель, она рожает ему сына и за сим пьеса заканчивается, не повествуя о том, героя ли она родила или нет. Мы её показывали в одном из эльфинажей. Молодые и наивные, впечатлительные в своей глупости, очень вдохновились. И я тоже...молодая, наивная, глупая, вдохновленная, играла свою роль. И даже, вроде как, забыла эти строки...А сейчас оказалось нет, вспомнила вот... Но уже думаю, что это очень красивая, но лживая и глупая история. Как думаете, насколько скверно дарить другим веру в лучшее через такое убожество?

0


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » Разные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC