Век Дракона, 9:37 — 9:41

Ходят слухи, что...
Король Ферелдена мертв, однако иные утверждают, что он активно обхаживает Наместницу Киркволла.
Видимо скоро Ферелден либо расширит свои границы, либо сменит правителя.

СЮЖЕТПРАВИЛАКЛАССЫРОЛИГОСТЕВАЯ

    Натаниэль Хоу

    Серые Стражи ждут не дождутся своего бывалого лучника.

    Изабела

    Королеву морей ждут товарищи в Киркволле и еще не разграбленные сокровищницы.

    Дориан Павус

    Лучшие усы Тедаса ждут приключения в Тевинтере и Инквизиции!

Добро пожаловать
на Dragon Age: Trivius!

система игры: эпизодическая

рейтинг игры: 18+

Подслушанное:

- Ее зовут Бешеная. Это кличка. Не прозвище
- Лето. Кличка. Не время года. То есть и время года, но не сейчас, сейчас только кличка.
Эдлин и Гаррет

- Я тут новая экстренная помощь, пока мой отряд со всем не разберется.
- Я тут старенькая не экстренная проблема.
Эдлин и Гаррет

В этом были они все - если бы Мариан сама сейчас не сказала, где они, то он бы сам спросил. Семья на первом месте: они всегда вместе, они всегда встанут друг за друга, если потребуется, а как показала практика, требуется очень часто.
Гаррет Хоук

Каждый разговор по душам, даже самый неуклюжий, стоило закончить утопая в выпивке.
Карвер Хоук

Мальчик, больше двадцати лет, боится произнести в слух хоть какое-то слово. Однако, если не сказал бы ничего, то просто бы расплакался, а это было бы еще хуже. Все-таки он маг огня, а не маг слез.
Гаррет Хоук

Вздох. Хотелось плакать, но какой толк в слезах? Ее никто не защитит, никто не позаботится. Потому что это она должна заботиться, это она должна защищать свою семью.
Мариан Хоук

Отец был магом, но при этом спокойно защищал семью. Гаррет тоже должен. Должен, только вот что-то не получается.
Гаррет Хоук

Ты был собой, за это нет смысла извиняться.
Мариан Хоук

- Потому что ты страшный.
- Это я старший?!
- Ты что, старший?
- А, ну да, я старший.
очень бухие Алистер и Гаррет

Максвелл поднял взгляд зеленых глаз на Каллена. Что было в этом взгляде больше – горечи или решимости, трудно сказать. – Ты прав. Я забыл, кто я есть. Я плохой Инквизитор. И, видимо, все же плохой брат, – глубокий вздох. Признавать свои ошибки было тяжело, но Тревельян умел это делать.
Максвелл Тревельян

– Демоны будут петь вам что угодно, командор. Только вам решать, повторять ли их песнь.
Солас

– Демоны, немного заговоров, предательства, что-то там с магией крови, еще целая куча дерьма и я, – проходя в кабинет, ответил на вопрос Гаррет, который был задан не ему. Но он его слышал и был оперативнее в этом вопросе, чем рыцарь-капитан, так что ответ засчитан. – Выбирай, что больше нравится.
Гаррет Хоук

Что мы имеем? Долговязый парнишка с палкой в руке, что раскидывает своих врагов направо и налево, что даже разбойница залипла, наблюдая за его магическими фокусами (в Хайевере маги бывали всего пару раз), здоровенный воин, который просто сбивает своим щитом врагов, подобно разъяренному быку, и ведьма, которая только одним видом своих обнаженных грудей убивает мужчин. Ну или взглядом. Ей даже ее коряга не нужна.
Эдлин Кусланд

Слуги переглянулись и лишь незаметно пожали плечами. Правители Ферелдена частенько играли другие роли, и уже за столько лет все привыкли.
Эдлин Кусланд

– Выглядишь просто отвратительно, – тактичность, Карвер, ты вообще знаешь такое слово?
Карвер Хоук

Сам Гаррет бы скорее всего попытался подойти ко всему с юмором.
– И в чем стена виновата? Неужто это она вероломно набросилась на простынь? – С которым у тебя, Карвер, тоже не очень. Может, шутка и была бы забавной, если бы ты не произнес ее таким убитым тоном, болван.
Карвер Хоук

– Забираю свои слова, – мельком глядя на зеленоватого духа, который все еще бездействовал. – Ты весьма милый.
Гаррет Хоук

– Я не произнесла и половины заклинания. Конечно же ритуал не подействовал. Покойники совершенно не хотят возвращаться к загробной жизни и не пугать живых в свободное время, –
Мейллеонен Лавеллан

Dragon Age: Trivius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » За высокими стенами


За высокими стенами

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Дата: 27 августа (матриналиса) 9:27 года ВД
Место: твердыня Кинлох, Ферелден
Участники: Тамир Амелл, Каллен Резерфорд
Описание эпизода: будет позже

+1

2

Жизнь в Круге Магов шла своим чередом. Один день сменялся другим. За одной неделей неизменно наступала другая, за месяцем – месяц, за годом – год, и ничего, совершенно ничего, не менялось. По коридорам твердыни Кинлох шелестели мантиями, как правило, мрачные обладатели проклятого Дара, гремели сталью их сторожа, изредка доносились голоса: шепчущие, проклинающие, порицающие, неистовые. Амелл не слушала. Она встречала в своей золотой клетке десятое лето, потому уже успела привыкнуть к ее звукам, запахам и краскам. То, что поначалу казалось девчушке пугающим и отталкивающим, со временем стало обыденным и привычным. Тамир старалась держаться отстраненно. Все свободное время она посвящала книгам, опытам и изнуряющим тренировкам, чтобы к вечеру свалиться от усталости и уснуть крепким здоровым сном, а не тратить часы на размышления, воспоминания и пустые переживания. Но иногда, иногда в Круге Магов случалось что-то такое, что заставляло девушку нарушить свое уединение и вмешаться в происходящее. Как правило, причинами такими становились несправедливость, грубость и бессердечность, проявляемая храмовниками к своим подопечным. Если бы Амелл была хитрее и мягче, она, вероятно, пользовалась бы своей возможностью просить о вмешательстве и помощи Первого Чародея, но ферелденка всегда отличалась прямотой, стойкостью и непоколебимой уверенностью в себе и собственных силах. В те моменты, когда Тамир доводилось стать свидетельницей чего-то непристойного и противоречащего ее внутренним моральным принципам, магическая энергия начинала медленно подниматься из самых глубин ее существа, опаляла нутро горячим мощным потоком, но, всякий раз, выражалась лишь в одном - во взгляде ученицы появлялась непреклонная решимость, буквально обжигающая собеседника. Чаще всего, подобные инциденты заканчивались ничем, реже девушка отделывалась внушением или выволочкой, но иногда ей удавалось достичь своей цели и помочь тому, кому хотела помочь. В такие моменты Амелл невероятно гордилась собой. Однако, всякий раз, после она возвращалась к событиям и думала о том, что всего этого могло бы просто не быть. Одаренная задавалась вопросами, но не находила на них ответов, вернее, не находила таких ответов, которые смогли бы удовлетворить ее живой ум и усмирить внутреннее несогласие. Маленькой девочке казалось, что годы все изменят, юная девушка полагала, что может и должна взять все в свои руки и перекроить устои, зрелая же личность, коей находила себя Тамир в настоящее время, знала одно – революция, борьба и распри приведут только к насилию, еще большей жестокости и к очередной череде запретов. «Нужно, чтобы люди перестали бояться нас и нашего Дара, люди, именно простые люди, те, что живут за стенами, должны понять, что мы не зло, но те, кто может помочь им, защитить их и сделать их жизнь лучше. Когда-нибудь наступит день, и я своим примером докажу это. А пока я должна доказать это самой себе», - однажды ферелденка заключила так, и с тех самых пор начала уверенно идти к своей цели. Она не упускала возможности узнать что-то новое, пообщаться с теми, кто мог рассказать что-то о внешнем мире, особенно с теми, кого только-только доставляли в твердыню Кинлох. Для этих детей, потерянных, напуганных, оторванных от семьи девушка старалась стать духовной наставницей, защитницей и помощницей. Иногда ее «протянутую руку» отталкивали, но чаще одаренные охотно принимали заботу и ласку. Впрочем, Амелл не стремилась стать для них кем-то, потому приходила тогда, когда чувствовала, что кто-то отчаянно нуждается в поддержке.
Именно стремление помочь вечером двадцать седьмого числа месяца Солиса привело Тамир в молельню Круга и заставило опуститься на колени возле маленького мальчика, теребящего какую-то тряпицу и раз за разом повторяющего одну и ту же молитву. Ученица Ирвинга потратила несколько часов на то, чтобы выслушать историю Мартина – так звали мальчишку – и оказать ему должную поддержку. Мальчик оказался особенным. В отличие от большинства одаренных, он попал в Круг не потому, что родители отреклись от него, едва узнав про демоническую заразу, но потому, что храмовники просто убили его отца и мать, когда те пытались укрыть своего сына. Весть эта никак не желала укладываться в темноволосой голове Амелл, она же не позволяла девушке расслабиться и погрузиться в сон. Снова и снова ферелденка возвращалась к мыслям о непомерной глупой жестокости, которую так хотелось пресечь. «Это несправедливо… Чудовищно несправедливо…» - девушка поднялась с постели и покинула комнату учеников. Не смотря на позднее время, будущая магесса предпочла углубиться в чтение и с помощью книг отвлечься от своих тягостных дум. Выглядела Тамир несколько потерянной и взволнованной, оттого все валилось у нее из рук, а сосредоточиться на деле никак не выходило.

+1

3

Каллену часто приходилось сталкиваться с нарушениями правил внутреннего распорядка, но рыцарь-командор Грегор на многое закрывал глаза. Поэтому, неспешно, храмовник проникался особенным укладом жизни в Башне Каленхада: умеренная дисциплина, терпимость и понимание. Маги тоже люди, об этом не следовало забыть ни на мгновение, как и о скрытой в этих магах опасности. Будучи одним из самых молодых, Резерфорд частенько получал приказы от старших по званию проверять учеников. Наверно, поэтому в эту ночь он решил сам, без приказа, провести обход. Или все дело было в другом... другой.
Он лучше других знал и помнил правило о невозможных связях, но... Каллен все чаще ловил себя на мыслях о Тамир, заставлял думать о долге, о запретах, повторял про себя стихи из Преображений, но между строками об искренности любви Андрасте и даре Создателя за ее веру в него то и дело возникал образ юной магессы. Она казалась ему не столько образцовым магом, на которого следует и должно равняться остальным, сколько невероятно прекрасной девушкой. Украдкой наблюдая за тем, как она перелистывает древние тексты, водит своими тонкими пальцами по строкам, ему все чаще представлялось, как он говорит о своих чувствах, как они уловками, обманами, под страхом сурового наказания встречаются в темных коридорах...
Протяжный вздох. Нет. Он не посмеет. Это все глупости, мальчишеский бред. Повелся на смазливую мордашку, на длинные ноги, ладный стан. Ему стоит, как советовали сослуживцы, взять пару выходных и остудить пыл в ближайшем борделе. Хоть даже мысль о развязных девицах доставляла ему огромный моральный дискомфорт.
В комнате учеников одна постель пустовала. Каллену не требовалось осведомляться у других спящих об отсутствующем: он и так знал, где ее место.
В библиотеке повисла звонкая тишина. Каждый шаг Каллена отдавался глухим эхо, отскакивая от книжных полок, заполненных книгами разных сортов. На одном из столов горели свечи, виднелась окаймленная тусклым светом фигура девушки, и к ней храмовник направился, стараясь идти не очень спешно.
- Тамир, - остановившись перед девушкой, позволяя ей рассмотреть, что он пришел не утаскивать ее обратно за волосы: предвзятое отношение было не вытравить. Внимательный спокойный взгляд отметил непривычную для Амелл рассеянность, какую-то дрожь, от которой ему стало тревожно. Может, ее одолевают кошмары? Может, демоны?.. Нет. Нельзя о таком думать. Она справится, должна справиться с Истязаниями.
- Все в порядке? - обеспокоенно спросил, отставляя стул напротив нее, медленно опускаясь. Это не тот вопрос, не те действия, подразумевающие отлучение ученика со своего места без разрешения и оповещения. Но в ферелденском Круге уже давно не обращали внимание на темные углы и маленькие тайны. Вряд ли он нарушит много правил, если поговорит с магессой... с Тамир.

+2


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Пыльные полки » За высокими стенами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC