Век Дракона, 9:37 — 9:41

Ходят слухи, что...
Король Ферелдена мертв, однако иные утверждают, что он активно обхаживает Наместницу Киркволла.
Видимо скоро Ферелден либо расширит свои границы, либо сменит правителя.

СЮЖЕТПРАВИЛАКЛАССЫРОЛИГОСТЕВАЯ

    Натаниэль Хоу

    Серые Стражи ждут не дождутся своего бывалого лучника.

    Изабела

    Королеву морей ждут товарищи в Киркволле и еще не разграбленные сокровищницы.

    Дориан Павус

    Лучшие усы Тедаса ждут приключения в Тевинтере и Инквизиции!

Добро пожаловать
на Dragon Age: Trivius!

система игры: эпизодическая

рейтинг игры: 18+

Подслушанное:

- Ее зовут Бешеная. Это кличка. Не прозвище
- Лето. Кличка. Не время года. То есть и время года, но не сейчас, сейчас только кличка.
Эдлин и Гаррет

- Я тут новая экстренная помощь, пока мой отряд со всем не разберется.
- Я тут старенькая не экстренная проблема.
Эдлин и Гаррет

В этом были они все - если бы Мариан сама сейчас не сказала, где они, то он бы сам спросил. Семья на первом месте: они всегда вместе, они всегда встанут друг за друга, если потребуется, а как показала практика, требуется очень часто.
Гаррет Хоук

Каждый разговор по душам, даже самый неуклюжий, стоило закончить утопая в выпивке.
Карвер Хоук

Мальчик, больше двадцати лет, боится произнести в слух хоть какое-то слово. Однако, если не сказал бы ничего, то просто бы расплакался, а это было бы еще хуже. Все-таки он маг огня, а не маг слез.
Гаррет Хоук

Вздох. Хотелось плакать, но какой толк в слезах? Ее никто не защитит, никто не позаботится. Потому что это она должна заботиться, это она должна защищать свою семью.
Мариан Хоук

Отец был магом, но при этом спокойно защищал семью. Гаррет тоже должен. Должен, только вот что-то не получается.
Гаррет Хоук

Ты был собой, за это нет смысла извиняться.
Мариан Хоук

- Потому что ты страшный.
- Это я старший?!
- Ты что, старший?
- А, ну да, я старший.
очень бухие Алистер и Гаррет

Максвелл поднял взгляд зеленых глаз на Каллена. Что было в этом взгляде больше – горечи или решимости, трудно сказать. – Ты прав. Я забыл, кто я есть. Я плохой Инквизитор. И, видимо, все же плохой брат, – глубокий вздох. Признавать свои ошибки было тяжело, но Тревельян умел это делать.
Максвелл Тревельян

– Демоны будут петь вам что угодно, командор. Только вам решать, повторять ли их песнь.
Солас

– Демоны, немного заговоров, предательства, что-то там с магией крови, еще целая куча дерьма и я, – проходя в кабинет, ответил на вопрос Гаррет, который был задан не ему. Но он его слышал и был оперативнее в этом вопросе, чем рыцарь-капитан, так что ответ засчитан. – Выбирай, что больше нравится.
Гаррет Хоук

Что мы имеем? Долговязый парнишка с палкой в руке, что раскидывает своих врагов направо и налево, что даже разбойница залипла, наблюдая за его магическими фокусами (в Хайевере маги бывали всего пару раз), здоровенный воин, который просто сбивает своим щитом врагов, подобно разъяренному быку, и ведьма, которая только одним видом своих обнаженных грудей убивает мужчин. Ну или взглядом. Ей даже ее коряга не нужна.
Эдлин Кусланд

Слуги переглянулись и лишь незаметно пожали плечами. Правители Ферелдена частенько играли другие роли, и уже за столько лет все привыкли.
Эдлин Кусланд

– Выглядишь просто отвратительно, – тактичность, Карвер, ты вообще знаешь такое слово?
Карвер Хоук

Сам Гаррет бы скорее всего попытался подойти ко всему с юмором.
– И в чем стена виновата? Неужто это она вероломно набросилась на простынь? – С которым у тебя, Карвер, тоже не очень. Может, шутка и была бы забавной, если бы ты не произнес ее таким убитым тоном, болван.
Карвер Хоук

– Забираю свои слова, – мельком глядя на зеленоватого духа, который все еще бездействовал. – Ты весьма милый.
Гаррет Хоук

– Я не произнесла и половины заклинания. Конечно же ритуал не подействовал. Покойники совершенно не хотят возвращаться к загробной жизни и не пугать живых в свободное время, –
Мейллеонен Лавеллан

Dragon Age: Trivius

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Главные герои » Indian Summer of the Amells


Indian Summer of the Amells

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Полное имя:
Маргери Амелл.
Марго – сокращение от имени.
2. Возраст, дата рождения.
28 лет
Верименсис 9:13 Века Дракона
3. Раса, пол.
Человек, женщина.
4. Род деятельности (специализация).
Отступница, маг крови.
5. Внешность.
-рост:
167 см.
-телосложение: 
Весьма изящное, измученной сидячим образом жизни и регулярными ранениями.
-цвет и тип волос:
Светлые, с лёгким золотым отливом; длиной до лопаток, абсолютно прямые, не приемлющие никаких попыток повлиять на этот факт.
-цвет глаз: 
Серо-голубые, очень светлые.
-отличительные черты:
Многочисленные шрамы за руках.
-предпочтения в одежде:
Последняя мода Орлея и Тевинтера.
-манера двигаться, говорить, вести беседы, держать себя:
Как правило, Амелл весьма скупа на мимику и жесты. Может долго, очень долго, сидеть вовсе без движения и не говоря ни слова, наблюдая за окружающими. Говорит тихо, легко держит прямой визуальный контакт.

Маргери обладает тем типом лица, которое вечно напоминает кого-то. Почти каждый из знакомых Амелл утверждал, что она похожа на кого-то, но вот незадача, никак не вспомнить, на кого. Ей всегда недоставало яркости, эффектности и естественной женственности.  Черты лица у неё приятные, но не запоминающиеся. Бледная, светловолосая и светлоглазая, с неестественно гладкой и ровной кожей, она скорее напоминает изваяние, нежели живое существо.
В силу определённых, но не афишируемых обстоятельств, магесса не просто не выглядит на свой возраст – она выглядит точно так, как в день, когда она покинула Круг.
6. Характер.
Вся беда в том, что Маргери Амелл, доживающая третий десяток ведьма, совершенно не способна пережить детские обиды.
Девятнадцать лет назад семья перестала существовать для неё. Всё произошло очень быстро, однако оставила Марго не желающий рубцеваться шрам. Несмотря на то, что девочка восприняла случившиеся с ней неприятности стоически, это оказало только дурное влияние. Возможно, если бы она тогда дала волю эмоциям, позлилась, поплакала, было бы лучше – она бы смирилась, она бы смогла двигаться дальше. Но какое-то время Маргери даже не могла толком понять, что произошло. Осознание приходило медленно; это было, словно обманчивый осенний ветер, который всё ещё притворяется летним бризом. Поначалу – приятная прохлада, но если стоять достаточно долго, приходит сковывающий холод и жуткая мигрень. Так и с Маргери – её неприязнь к родным взращивалась медленно, однако ещё до того, как оно дала первые ростки, чувство это пустило крепкие корни в голове Амелл.
Маргери не любит свою семью, особенно – родителей. Прошло девятнадцать лет, а она всё ещё не поняла и не простила. Получая новости о бедствиях, постигших род Амеллов, она только радовалась. Признаться, с тех пор, как вестей о них больше не было, Марго ни разу не поинтересовалась, живы ли её родители. Впрочем, это не имело значения – для неё они давно мертвы.
Именно эта травма и определила, как именно будут складываться у Амелл отношения с людьми. Если коротко – никак. Маргери не предпринимает даже попыток сблизиться с кем-то. Сама она считает, что люди скучные, и стоит поддерживать связь лишь с теми, от кого можно получить выгоду или знания. Конечно, не обошлось без исключений, однако чтобы посчитать их даже пальцев одной руки многовао будет. На самом деле, конечно, всё просто и банально: Маргери избегает каких-либо человеческих отношений, потому что её всё равно бросят. Раз даже её родные так легко выбросили её из своей жизни, чего ждать от чужаков? Посему Амелл не обременена друзьями и возлюбленными, о которых стоило бы беспокоиться, что, несомненно, удобно. Однако это напрочь лишает Маргери какой-либо эмпатии, ей в принципе тяжело дается понимание самой концепции сочувствия. Магесса мыслит в очень простых категориях: жить хорошо, умирать плохо. Предел её альтруизма – помочь кому-нибудь не умереть. Она не умеет утишать, не умеет поддерживать и вообще не проявляет особого интереса к жизненным и бытовым проблемам находящихся рядом с ней людей.
С другой стороны, Амелл умеет наблюдать за людьми, подмечать детали, обращать это в свою пользу. Она знает, на что давить, и не стесняется пользоваться этим знанием. Однако чем дальше, тем хуже видение Марго. Она всё больше времени проводит в уединении, всё больше уходит от мира реального в мир магии и теории. Её не трогает ничего, кроме исследований, открытий, практик. Признаться, Маргери совсем забыла, как жить.
Однако в этом есть и светлые стороны. Амелл неважный человек, но хороший исследователь. Усидчивая, внимательная, рациональная, она способна любое хаотичное повествование разложить по полочкам, поделить на категории и подписать каллиграфическим почерком. Системы, как же она любит системы. Всё творческое и спонтанное прочь, только планирование и систематизирование. Марго мыслит здраво, трезво, доверяет только разуму, совершенно игнорируя интуицию и чувства. Впрочем, одному бородатому джентльмену удаётся несколько нейтрализовать эту черту Амелл и вызывать в ней как минимум иррациональное желание что-нибудь ему оторвать/откусить/выцарапать. Но дальше желаний дело не заходит, Маргери пацифистка.
Да, Маргери пацифистка, никому не желает смерти, никому не желает боли. Она совершенно не злая, как может показаться со стороны, хотя сама верит в то, что является человеком недоброжелательным. Признаться, она до сих пор не понимает, почему в своей жизни так часто кого-то защищала, и предпочитает считать, что это просто чувства долга. Она сильнее, чем средний не обладающий магией человек, а потому её долг – не пройти мимо. И не дать умереть, у Маргери очень напряжённые отношения со смертью. Амелл считает смертность человека в целом личным оскорблением. Что-что, а умирать она не намерена ни в коем случае. И когда рядом с ней умирают, очень не любит, это нагоняет на неё тоску. Поэтому она впервые и обратилась к магии крови. Это было решением всех её проблем. Только так Амелл могла отделаться от проклятой смерти и, возможно, помочь другим это сделать. Сначала она верила в то, что сможет подчинить себе эти чары, научиться использовать их во благо, без единой жертвы. Как это ни иронично, но она искренне верила в бескровный путь. Однако после опыта в Пике Солдата, Маргери начала задумываться о том, что во имя высшей цели можно допустить жертвы. Начнётся с малого. Сначала – необходимые жертвы, затем жертвы, которые облегчат путь. И, если так продолжится, спустя какое-то время люди станут расходным материалом для Амелл, средством на пути к цели. Но пока этого не случилось, ещё можно надеяться на лучший исход.
Маргери начитана и эрудирована, любит настольные игры и художественную литературу. Словом, с ней есть о чём поговорить, только собеседник из неё всё равно неважный. Амелл не умеет вести непринуждённые беседы, не понимает самой идеи. Может только скопировать поведение других, не более. Она плохо понимает шутки и совершенно не умеет шутить сама. Когда пытается – выходит либо неловко, либо несмешно. На самом деле, она и сама очень редко смеётся, очень редко в принципе проявляет эмоции. Вовсе не от скрытности – она и правда почти не испытывает ярких, сильных чувств. Радость, страх, печаль, гнев – всё словно в полутонах, подёрнуто мутной дымкой. Амелл словно испытывает всё лишь наполовину. Единственная настоящая страсть её – это магия. Стоит ей хотя бы заговорить о чарах, как у Амелл загораются глаза, и она вся словно расцветает. Пожалуй, именно эта страсть и помогла целых шесть лет проработать у одного человека и не привести его в ужас от того, насколько тяжело находиться с Амелл рядом.
Непростая, в общем, барышня, не простая.
Так уж сложилось, что именно сейчас, в эти смутные времена, и определится, по какому пути пойдёт Маргери Амелл. Для неё и правда магия и знания превыше всего – кровных уз, дружбы, благодарности, в конце концов. Но люди меняются, люди учатся на ошибках. Амелл ещё не потеряна, но сейчас, погружённая в исследования запретной магии, она несомненно блуждает во тьме.
7. Биография.
Краткий пересказ:
9:13 – Маргери Амелл рождается в одной из самых влиятельных семей Киркволла.
9:22 – впервые проявляются магические способности; девочку отправляют в Ферелден на обучение в Круг магов.
9:30 – Амелл проходит Истязания; её друг Йован сбегает из башни.
9:31 - Круг страдает от атаки демонов, которая выкашивает немалое количество магов. Будущая Героиня Ферелдена помогает магам обороняться, и Амелл присоединяется к её отряду. К концу года Маргери покидает её, чтобы принять участие в восстановлении Пика Солдата.
9:31 – 9:34 – Маргери живёт в крепости, помогает Авернусу в его исследованиях.
9:34 – 9:35 – Амелл получает письмо от Гаррета Хоука с приглашением посетить его в Киркволле. В течение нескольких месяцев она живёт у него. После того, как Хоук одерживает победу над Аришоком, Маргери сбегает в Орлей.
9:35 – 9:41 – в течение шести лет Маргери состоит консультантом при графе в Вал Руайо, а также занимается своими исследованиями, довольно часто покидая пределы Орлея, сопровождая своего работодателя.

Детство Маргери пришлось на расцвет её рода. Словно жизни в достатке и обожания было недостаточно, блага, как из рога изобилия, ниспадали на Амеллов. Марго была ребенком любимым всеми без исключения – девочка очень рано поняла, что взрослые создания на редкость простые. Если ей было нужно что-то от матери, стоило только захныкать, как леди Амелл готова была бросить всё к ногам обожаемого чада. С отцом, напротив, соглашаться, не капризничать и вести себя очень по-взрослому – это всегда помогало растопить его сердце. На своего высокопоставленного двоюродного дядю, лорда Аристида Амелла, Марго тоже успела произвести впечатление и это, естественно, было в её интересах. Дядя присылала самые роскошные подарки. К тому же, девочка мечтала о том, как, спустя несколько лет, сможет блистать на его гремящих на весь город балах. Однако планам девочки не суждено было осуществиться.
В ту пору лорд Аристид был готов вознести свою семью на новый уровень – после свержения наместника Киркволла, Амелл должен был занять его место. Сами организаторы и исполнители переворота, орден храмовников, оказали поддержку его кандидатуре. Пока младшая из их рода, Марго, не разнесла в щепки дивный обеденный стол на одном из приёмов Аристида. Кажется, на всю свою жизнь она запомнила это – мёртвую тишину, которая повисла после взрыва. По дороге домой, её родители также не проронили ни слова. А уже на следующий день её забрали в ферелденский Круг магов, подальше от благородных Амеллов. Однако это не помогло. Неожиданно проявившиеся способности запятнали их семью, и титул наместника ускользнул от лорда Аристида. Так в возрасте девяти лет Маргери оказалась в Ферелдене, одна и с чётким осознанием того, что она всё испортила. В последующие годы до неё дошли вести о том, что дела Амеллов шли неважно. Её дядя Дамион был обвинён в контрабанде, и дед Марго спустил почти всё состояние на то, чтобы уберечь сына от наказания. Последними вестями о матери было то, что у Ревки родились ещё дети, и все они оказались магами, что только укрепило на ней клеймо испорченной, дефектной Амелл. Мысль об этом всегда вызывала у Марго улыбку.

В Круге Маргери нравилось. Он дал ей как раз то, что нужно – возможности. Сколько головокружительных перспектив открывало обучение в Круге. Боевая магия, стихийная магия, магия крови – люди, ею обладающие, имели невероятные силы, которые должно были заставлять других преклонить колени перед повелителями высших сил. Однако старшие чародеи, всесильные, как казалось юной Амелл, отчего-то предпочитали сидеть в башне и обучать других, чем занять себя, пока сидишь в башне. Что ж, это их выбор.
Марго была прилежной ученицей, старательной, заинтересованной. Она всегда брала дополнительные задания, всегда задавала вопросы. Магия и правда была ей интересна, настолько, что в какой-то момент Марго задумалась о том, что есть жизнь и в Круге. Быть старшим чародеем, посвятить свою жизнь загадкам это невероятной материи, передавать свои знания дальше – не такая уж и плохая перспектива. Жаль только, что только одной школе магии Марго была готова посвятить свою жизнь, и ей, к сожалению, в Круге не учили. Магия крови, единственная страсть Маргери Амелл. Свой интерес, она, конечно, не афишировала, старалась действовать осторожно. Разумеется, никаких книг, посвященных исключительно этой школе, в открытом доступе не было, но всё же можно было найти упоминания, инструкции, вплетённые в другие трактаты. Ведь никто не может проштудировать каждый том в башне, никто не может вырвать каждую отправляющую разум страницу.
Амелл, как выяснилось позже, была не одинока в своих стремлениях. Немало времени ушло у неё на то, чтобы заметить, что один из учеников, Йован, проявляет интерес к тем же книгам, ищет те же труды. Ещё больше времени она посвятила сближению с ним. Только с Йованом она предприняла первые шаги в практике, он и правда был ценным компаньоном на пути изучения магии крови.
Когда Марго настала пора проходить Истязания, она не была ни удивлена, ни напугана. Первый чародей Ирвинг, благосклонно относившийся к талантливой и прилежной ученице, незадолго до испытания намекал ей, что пришла пора логического завершения текущего этапа её обучения. Не имея ни малейшего понятия о том, что её ждёт, Амелл была уверена в своей подготовке. Пожалуй, отправляясь на Истязание, Марго испытывала лишь положительные эмоции: нетерпение, любопытство, предчувствие приключения. В каком-то плане, её ожидания оправдались – испытанием было путешествие в Тень и сражение с демоном. Честно говоря, от второй части она как раз в восторг не пришла. Марго была уверена в себе достаточно, чтобы понимать, что она готова из ученика стать магом, и потому Истязание должно быть ей по силам. Однако она прекрасно осознавала, что бой с демоном опасен не то, что для неё, даже для самого Ирвинга.
Много лет спустя, рассказывая о своём Истязании, Амелл говорила снисходительно-насмешливо. «Конечно, я сразу поняла, в чём подвох,» - не без хвастовства говорила она. – «Не знаю, какого наивного агнца можно провести таким образом.» На самом деле, ей, конечно, было страшно, и время никак не повлияло на воспоминания о Тени. Её терзали сомнения, она не знала, за какую версию ей хвататься, а цена проигрыша была слишком высока. Марго была очень осторожна. Если кто-то пытался заговорить с ней, она молча шла дальше. Если называл по имени, она атаковала до того, как говорящий заканчивал фразу. У демона не было ни единого шанса - Маргери сначала била, а потом разбиралась. Очень полезный жизненный принцип.
Истязание было пройдено, Амелл получила поздравления от своего наставника и обработанное лириумом кольцо в знак того, что она больше не ученик.
Недолго, впрочем, наслаждалась Марго новым положением. На следующее же утро Йован попросил помощи у подруги в весьма опасном мероприятии – помочь ему сбежать и, дабы храмовники не выследили отступника, уничтожить его филактерию. Отчего-то он был убеждён, что его ждёт Усмирение, однако Маргери его уверенности не разделяла. Впрочем, разговор с Ирвингом опроверг правоту Амелл. Что имела Марго теперь? Йован собирался бежать, а незадолго до этого его единственная подруга расспрашивала старшего чародея о судьбе молодого человека. Естественно, даже если план Йована осуществится, на Марго тут же падут подозрения в содействии отступнику. Взвесив немногочисленные за и весьма значительные против, Амелл с потрохами сдала Ирвингу приятеля и тут же предложила план – она подыграет Йовану, чтобы понять, в чём заключатся слабости охраны Круга. Разумеется, первый чародей не мог отказать новоиспечённой магессе, ведомой столь благородными намерениями. Обезопасив себя, Марго помогла Йовану, тем самым приводя его прямиком в руки храмовников. Здесь она немного рисковала – он вполне мог начать обвинять Амелл в практике запрещенной магии. Вряд ли ему бы поверили, однако много ли надо, чтобы посеять сомнения? К счастью, во время ареста, бывший товарищ Марго пришёл в такой гнев, что сам рискнул прибегнуть к магии крови. С одной стороны, это помогло ему сбежать, но с другой, теперь никто и не станет слушать Йована. Маргери, тем временем, вышла сухой из воды, будучи образцово-показательной магессой под защитой Ирвинга.
Больше она не видела Йована.

После побега приятеля, совсем недолгое время в башне царил покой. В то время, как Ульдред готовился к своему перевороту, в Круг прибыл гость из Старкхевена. Добрый друг Ирвинга, он утверждал, что прибыл по поручению первого чародея (в доказательство чего имел письмо от оного), до которого дошли слухи о неспокойной обстановке в Ферелдене. История эта вызывала немало вопросов. В то время и правда в Остагаре собирались войска, однако к Кругу это имело мало отношения. Да и много ли помощи сможет предоставить всего один маг? Только дружба с Ирвингом дала магу немного времени в башне. К тому времени, как первый чародей ферелденского Круга всё-таки решил написать своему коллеге из Старкхевена и получил от него ответ, Амелл уже успела завести знакомство с загадочным гостем и узнать, что у них имеются определённые общие интересы. К великому сожалению Марго, ей так и не удалось стать ученицей старкхевенского мага. Вскоре от Ирвинга она узнала, что их гость на самом деле беглец, и его вот-вот арестуют храмовники. Времени у Марго было мало, надо было действовать быстро и спасать… Нет, не неудавшегося наставника, конечно, а его бесценные записи. Зная, что наказания не последует, девушка проникла в покои гостя и похитила все бумаги, которые только смогла найти. Она так и не узнала, возвращался ли за ними маг или же у него не было такой возможности. Знала лишь то, что было сражение, и что магу удалось сбежать. Жаль, мог бы многому научить её. Впрочем, годы спустя, она узнала, в Старкхевене не обошлось без жертв из-за запрещённых практик их гостя. Вряд ли Марго бы с ним бы поладила – магия крови завораживала её, но это вовсе не значило, что она готова была приносить ей человеческие жертвы. Напротив, Амелл всегда верила в то, что магия крови может и должна служить человеку, исцелять, продлевать жизнь. Конечно, риск был велик, но нельзя же просто поставить крест на целой школе магии. Пора уже кому-то репутацию магии крови.
Не успела Амелл погрузиться в изучение записей, как нагрянула новая катастрофа – башня Круга погрузилась в хаос под атаками бесчисленных демонов и одержимых. Вместе с другими магами и учениками, Маргери встала на защиту своего дома, однако шансы на благополучный исход стремительно таяли. Выхода не было – буквально, все двери были запечатаны храмовниками. Их просто заперли здесь, наедине с демонами, и стали ждать, пока одни проклятые создания пожрут других. Амелл корила себя за то, что размякла, была слепа. Как она могла забыть о том, как именно эти так называемые нормальные люди относятся к магам. Как к проклятью, к дефекту, пороку. Что демон, что маг, что одержимый – одно. На всех можно поставить крест и предать огню без малейших сомнений. Их просто заперли там. В ловушке. В воплотившемся в жизнь кошмаре.
До этого Амелл не приходилось сражаться. Тренировочные бои не в счет. Что тренировочные бои, когда здесь руками рвут плоть, впиваются острыми зубами, жгут заживо, и горло разъедает дым от горящих волос и кожи. Марго закрывает глаза – и видит, как они горят. Одержимые. Кожа вздувается и лопается, как пузырьки воздуха на водной глади. Пламя охватывает их одежду, и они сдирают с себя мантии и доспехи. Пламя охватывает их волосы, и они рвут их на себе, обжигаясь еще сильнее.
Нет, такого в тренировочных боях не было.
Тогда Амелл не верила в победу. Не верила и в поражение. Одно лишь было у неё на уме – она не умрёт здесь и не даст умереть другим. Впервые она подумала о ком-то, кроме себя. Перед лицом этого хаоса, бесконечной пытки, квинтэссенции боли и смерти, только тогда она готова была встать на защиту других.
Тяжело сказать, как долго они сражались. Пару часов? Сутки? Трое? Время потеряло форму, не было больше ни дня, ни ночи, часы смешались с неделями, поменялись местами. Пока не пришла будущая Героиня Ферелдена со своими спутниками.

Когда Ульдред был повержен, Амелл пришла к Ирвингу с просьбой отпустить её, чтобы она могла помочь Серым Стражам. Признаться, Маргери сама не ожидала от себя подобного, однако то, что она видела, что она пережила, не могло не повлиять на магессу. И ещё – хотелось уйти. Навсегда уйти из этого пропитанного кровью, покрытого гарью места. Забыть, если получится.
Маргери путешествовала с Героиней Ферелдена до освобождения Пика Солдата. Здесь их пути разошлись – Амелл осталась помогать восстанавливать крепость и, естественно, уговорить Авернуса обучать её.
Несколько лет провела она в Пике Солдата, наблюдая за тем, как кишащая восставшими мертвецами развалина обретает вторую жизнь. За все проведённые в крепости годы Амелл не сблизилась ни с кем, кроме своего наставника. Две важные вещи унесла она, уходя из крепости стражей: первая это, конечно, тайны магии крови. А вторая – осознания того, что есть необходимые жертвы. Это то, что говорил ей Авернус. Необходимые жертвы. Пожертвовать несколькими, чтобы спасти многих. Чтобы исцелить больных. Чтобы спасти Серых Стражей. Амелл, убеждённая раньше в том, что есть и бескровный путь, пересмотрела свои взгляды.
Маргери покинула Пик Соладата, осознав, что здесь она научилась всему, чему могла. Однажды, решила магесса, она вернётся и снова будет помогать Авернусу в его экспериментах. Но пока – пора двигаться дальше. Амелл получила письмо от некоего Гаррета Хоука, убеждавшего Маргери в том, что он её родственник и жаждет с ней познакомиться. С одной стороны, она не желала иметь ничего общего со своей семьей. С другой – её порядком утомило сидеть на одном месте, она планировала визит в Вольную Марку. Визит к Хоуку мог избавить Марго от множества проблем. К тому же, в Киркволле, куда зазывал её дражайший родственник, имелся Круг, и потому выдумать повод для визита труда не составило.

К тому времени, как Амелл добралась до Города Цепей, количество Хоуков, обещанных ей в письме, несколько сократилось.
Поначалу Маргери была настроена скептически, однако Гаррет и правда пришёлся ей по душе. Настолько, что, будучи уже весьма искушённой в магии крови, она возродила в нём интерес к запретным чарам. С редким энтузиазмом, она поведала Хоуку о всех своих домыслах и намерениях, с маниакальным блеском в глазах описала дивный мир, в котором магия крови всех спасает. Неизвестно, что произвело на Гаррета впечатление – перспективы лучшего мира, которые открывала магия крови (вряд ли) или эффектное колдовство, которое продемонстрировала Амелл (уже ближе), но будущий защитник вернулся к этой школе.
Пожалуй, проведённые в Киркволле месяцы, были самыми беззаботными в жизни Амелл. В основном, она была занята магией, как теорией, так и практикой, и не отдаванием долгов Хоуку, на чьи средства она, собственно, существовала и проигрывалась в «Порочную добродетель». Увы, спокойной жизни пришёл конец, когда кунари убили наместника. Как и Хоук, Амелл не осталась в стороне. Она также вышла на улицы, чтобы сражаться с захватчиками, защищать тех, кто не мог защитить себя.
Гаррет одержал победу, и кунари ушли. Пришлось уйти и Амелл, которая несколько скомпрометировала себя во время битвы. На благо или нет, магия крови в Городе Цепей не приветствовалась. Маргери бежала в Орлей, где, не без помощи влиятельного родственника, вышла на связь с одним графом, большим любителем всего волшебного и мистического. Ей предложили официальную должность консультанта, и Марго благосклонно приняла это щедрое предложение.
8. Навыки и способности.
Амелл всегда была скорее склонна теоретизировать и систематизировать всё вокруг себя. Должно быть, поэтому она так и не проявила истиной склонности ни к одной из стихий. Её спокойный, холодный разум сделал из неё неплохого мага огня, способного удержать строптивый элемент. Однако по-настоящему почувствовала магию Маргери, лишь открыв чары энтропии. Амелл открыла в себе настоящий талант в манипуляции жизненной энергией. Она не просто накладывала заклятья, она чувствовала их. Пока её обучение не завершено – Маргери мечтает отправиться в Тевинтер, чтобы познать искусство вытягивания жизни до конца.

Практическая магия: базовый уровень

• Волшебная стрела: маг “выстреливает” во врага сферой магической энергии. Считается базовой атакой посоха.
• Магический залп: маг выпускает сразу несколько сфер.
•  Волшебный щит: маг создает защитную оболочку, помогающую отклонять атаки врага. Щит не защищает полностью, а смягчает и поглощает большую часть урона.
• Поле отталкивания: от “волшебного щита” исходят волны отталкивающей энергии, отбрасывающей противников.
•  Ободрение: маг направляет в ближайших союзников энергию, которая временно затягивает раны, останавливает кровотечение, избавляет от ощущения усталости, позволяя продолжить сражение (не является исцеляющим; заклинание временного действия, зависит от маны мага).
• Рука творца: маг может воссоздать из подручных предметов помосты и/или мосты; если он восстанавливает разрушенное строение, оно может не разрушиться (к примеру, обрушенная лестница); маг может поднимать в воздух предметы, превышающие вес мага в несколько раз (для ученика - в три раза).

Магия стихий

• Вспышка: поджигание цели на расстоянии. Можно поджечь как объект, так и живое существо.
• Пылающее оружие: на оружие ближнего боя накладываются временные огненные чары. Продолжительность - от получаса до трех часов.
• Усиление пламени: способность усилить уже бушующее пламя или взять его под контроль.
• Огненный конус: руки заклинателя испускают направленный конус пламени.
• Огненный хлыст: непрерывный поток огня, который может использоваться как кнут. Заклинание временного действия (пока не израсходуется мана).
• Обжигающие плети: продвинутая версия хлыста; число “кнутов” увеличивается пропорционально затрачиваемой мане.
•  Пожарище: заклинание вызывает обширный взрыв, воспламеняя все в радиусе действия. Центр возникновения пожара определяет сам маг.
• Дыхание дракона: благодаря пассивному навыку, маг способен выдыхать огонь такой силы, которой хватит как сжечь все вокруг, так и согреться в холод - все зависит от расхода маны.

Энтропия

•  Порча: заклинатель накладывает на цель заклинание, делая его более уязвимым к магическим атакам. На подержание эффекта маг тратит ману.
• Отводящая порча: цель теряет меткость в бою, он начинает больше промахиваться.
• Отравляющая порча: с каждым ударом или заклинанием цель получает постоянный урон.
•  Проклятие: заклинатель воздействует на организм врага, заставляя его чувствовать боль.
• Болезни: проклятие заставляет цель вспомнить все былые ранение и болезни и заново почувствовать их боль.
• Ядовитые слова: заклинание заставляет врага чувствовать боль во внутренних органах, тошноту и головокружение.
•  Зараза: порча и проклятия начинают перекидываться на близ стоящих союзников.
•  Гибельная порча: цель, на которую была наложена порча начинают преследовать неудачи; эффект временного действия.
•  Вытягивание жизни: заклинатель создает гибельную магическую связь с противником и лишает его жизненной энергии.
• Паразит: маг исцеляет себя за счет жизненной энергии противника.
• Магия смерти: маг исцеляется и восстанавливает силы за счет мертвых противников.
•  Смертельное проклятие: после наложения проклятия на цель больше не действует исцеление (ни настойки, ни припарки, на магия). Поддержание заклинания тратит ману мага.
• Смертный приговор: цель невозможно защитить магией.
• Казнь: цель начинает получать постоянный урон от магии духа, становится более уязвим для энтропии и стихийной магии.
•  Облако смерти: маг призывает облако энтропической энергии, которое отравляет жертв, нанося постоянный урон. Заклинание действует на всех, кто находится в облаке, в том числе и на союзников.
• Ядовитые газы: враги, которые покинули область облака смерти, продолжают получать постоянный урон.
• Метка смерти: маг может пометить врагов на которых будет действовать заклинание и направить энтропическую энергию только на них.
•  Оживление мёртвых: заклинатель на время оживляет павшего врага в качестве лишённого воли прислужника. Оживший труп будет короткое время сражаться на стороне отряда.
•  Марионетка: оживший труп может использовать свои умения и даже базовые/слабые заклинания по приказу заклинателя.

Магия крови

• Жизненная сила: маг использует кровь в качестве энергии для своих заклинаний (вместо маны). Не имеет значения, чья кровь, однако своя или добровольно пожертвованная действует в разы эффективнее (заклинания усиливаются).
•  Жертвенная кровь: маг способен восстанавливать свои или чужие ранения за счет магии крови. Такое исцеление слабее заклинаний магии созидания, однако маг может восстанавливаться прямо в ходе боя, теряя собственную кровь.
•  Кровотечение: заклинание оскверняет кровь всех врагов в обозначенной области, заставляя кровь слабых врагов закипать, а сильных - становиться отравляющей.
•  Раб крови: маг порабощает цель, заставляя её драться на своей стороне. При использовании крови цели, можно управлять как ее телом, так и сознанием. Влияние на сознание куда более эффективно, если цель ослаблена или ранена.
•  Демонология: маг призывает из Тени на помощь демонов, однако при слабой концентрации, неуверенности, чрезмерного количества призванных демонов, маг может потерять над ними контроль. Однако маг может привязать к себе демона при помощи своей или чужой крови - для такого требуется не просто кровь, а жизнь, т.е. убийство. Привязанный демон будет исполнять приказы мага беспрекословно, пока маг жив.

Что же касается немагических способностей, стоит в первую очередь отметить потрясающую обучаемость Маргери. Она усидчива, умеет четко и ясно систематизировать материал, всегда ищет оптимальный путь освоения той или иной информации. Ее конспекты легко читаются, в них начисто отсутствует лишняя информация, они сухи и рациональны. Конспектирует она не только занятия в Круге и собственные исследования. Все, к чему проявляется интерес, изучается въедливо и дотошно. У нее есть тетрадочка для изучения фольклора гномов, еще одна - для истории Тедаса, другая посвящена лириуму и его влиянию на организмы различных существ.
Базовая боевая подготовка и навыки выживания – побочный эффект странствий по время Мора.
Владеет общим языком, арканумом и тевином. Что касается языка Империи, Амелл свободно пишет и читает на современном тевине, говорит же с таким чудовищным акцентом, что вряд ли кто-то из носителей языка ее поймет без труда.
Играет в шахматы, питает слабость к настольным и азартным играм. В последних, впрочем, абсолютно беспомощна.
9. Имущество.
Посох, обычные магические амулеты, Гаррет Хоук.
Всё ещё носит кольцо из Круга.

Об игроке:
1. Знакомство с миром:
Все три части игры с DLC (кроме «Песни Лелианы»), «Украденный трон», «Призыв».
2. Средства связи: скайп, ICQ.
Есть у амс.
3. Как вы нас нашли:
У меня тут родственники живут.
4. Планы на персонажа:
Принять участие в авантюрах г-на Хоука, съездить в Тевинтер, продолжить покорять магию крови, сойти с ума
Пробный пост

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

2

http://s3.uploads.ru/t/lxb2e.jpg
Lock and load, honey — it's a beautiful, terrible universe out there


Дата эпизода: 9:30 Века Дракона
Little talks
Место событий: Ферелден, неподалёку от озера Каленхад
Участники: Эдлин Кусланд, Маргери Амелл


Дата эпизода: 19 Волноцвета 9:34
Яблоки в одной корзине
Место событий: Киркволл, Поместье Хоуков
Участники: Маргери Амелл, Мариан Хоук


Дата эпизода: Зимоход 9:38
Честное неблагородное
Место событий: Орлей, Вал Руайо
Участники: Маргери Амелл, Сера

+1


Вы здесь » Dragon Age: Trivius » Главные герои » Indian Summer of the Amells


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC